Трунов М., КитаеВ Л. Экология младенчества. Первый год (часть 1)

Серия

"Школа сознательного родительства"

Дорогие друзья!

Перед вами первая книга из серии "Школа сознательного родительства", рассказывающая о младенчестве с позиции любви, о первом годе жизни ребенка и вашей жизни вместе с ним, а не для него.

Эта серия посвящается тем малышам, которые своим здоровьем и радостным отношением к жизни убеждали авторов и нас в естественности и правильности выбранного пути.

Создатели этой серии - такие же родители, как и вы. Пусть наш опыт поможет вам научиться тому, чему в свое время научили нас в Московском клубе "Здоровая семья".

Следующие книги серии расскажут о том, как обоим супругам подготовиться к беременности, как прожить эти девять счастливых месяцев и как превратить роды в интимный семейный праздник.

Желаем вам, чтобы познав науку новой родительской культуры, вы обрели счастье в здоровье своих малышей, как обрели его мы!

Руководители Центра ЭКОЛОГИЯ СЕМЬИ

Ксения Рындич

Олег Савельев

Сергей Возчиков

Оглавление

Глава I ДРАМА МЛАДЕНЧЕСТВА

Глава II КАКОГО МЛАДЕНЦА МЫ ИМЕЕМ? ПОСЛЕДСТВИЯ ТРАДИЦИОННОГО ПОДХОДА

Глава III СЛАГАЕМЫЕ ДЕТСКОГО ЗДОРОВЬЯ

Глава IV КОГДА ОН ЕЩЕ НЕ РОДИЛСЯ

Глава V О ТОМ, КАК МЫ НУЖНЫ ДРУГ ДРУГУ

Глава VI ФЕНОМЕН БОНДИНГА - ОСНОВА ГАРМОНИИ

Глава VII ЕСТЕСТВЕННЫЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ

1. Потребность иметь родителей

2. Сенсорное наполнение

3. Потребность в движении

4. Потребность в физиологическом стрессе

5. Потребность в кормлении грудью

Глава VIII КАК С НИМИ ОБРАЩАТЬСЯ?

1. Положение ребенка во сне

2. Одежда

3. Гигиена и окружающая среда

4. Режим дня

5. Прививки

Глава IX ГРУДНОЕ ВСКАРМЛИВАНИЕ

Глава X ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

1. Динамическая гимнастика

2. Водные тренировки

3. "Бэби-йога"

Глава XI ЗАКАЛИВАНИЕ

1. Воздух и солнце

2. Холодные обливания

3. Купание в естественных водоемах

4. Баня

Двадцать первое столетие будет экологическим или не будет никаким.

Мишель Одан

Предисловие

История жизни каждого человека - это история развития взаимоотношений его родителей, приведших к факту зачатия, это история его развития в материнской утробе из оплодотворенной яйцеклетки в сложнейший организм, это переживания схваток и прохождения через родовые пути, первые впечатления от контакта с внешним миром, события раннего младенчества и детства и, наконец, жизнь, связанная с осознанным отношением к этому миру. Сегодня хорошо известно, что это осознанное отношение, характеризующееся выделением в человеке "Я" и противопоставлением его всему внешнему "Миру", вырастающее из изначального единства уже в период раннею детства, закладывается много раньше и является результатом всех упомянутых предшествующих этапов. Не только условия жизни в детстве и младенчестве, особенности внутриутробного периода и рождения, но и обстоятельства зачатия, - все эти немаловажные факторы влияют на формирование личности. Всякий человек несет в себе свою историю, и это прошлое каждый момент участвует в созидании настоящего.

Важность здоровых семейных отношений (какова бы ни была форма семьи), удовлетворения специфических материальных и душевных потребностей женщины во время вынашивания ребенка и при его рождении, удовлетворения естественных потребностей малыша после его рождения очевидны не только для современной науки. В любой культуре выделяется мощный пласт, который можно назвать культурой перинатальною периода[1], или перинатальной культурой. Перинатальная культура - это совокупность мировоззренческих идей и взглядов общества, выражающихся в существующих обычаях и традициях, на процессы планирования семьи, беременности, рождения ребенка и младенчества. Ясно, что перинатальная культура тесно переплетается с такими явлениями как культура семьи вообще и культура родительства и воспитания в частности. Очевидно, что эта культура может быть совершенно различной в зависимости от условий жизни данного общества и целей, которые оно преследует. Существенно лишь то, что феномен перинатальной культуры - это отражение того или иного понимания роли перинатального периода в формировании личности человека.

Если говорить о современной перинатальной культуре цивилизованных стран, то этот термин вряд ли уместен. Весь этот период как будто вырван из повседневной жизни и представляется более как проблема медицинская, нежели социальная. Беременность рассматривается как процесс, идущий на грани с патологией, рождение ребенка в большинстве случаев происходит в отрыве от семьи, за стенами клиник и практически всегда с медицинским вмешательством, родившийся ребенок находится под наблюдением целой армии специалистов-медиков. Поэтому мы можем говорить о дородовом медицинском наблюдении, о медицинской практике ведения родов, о врачебном контроле за здоровьем младенцев, но не о культуре в том смысле, который мы привыкли вкладывать в это слово. Правильнее было бы сказать, что отличительной чертой нашей культуры является отсутствие перинатальной культуры.

Сегодня мы можем видеть печальную картину отчуждения родителей от своих детей, начинающуюся с внушения беременной женщине статуса пациентки со всем сопутствующим комплексом страхов, продолжающуюся отрывом женщины от семьи при родах в больнице и лишением ее права ухаживания за своим только что родившимся ребенком по своему усмотрению. В периоде раннего младенчества своего ребенка родители практически парализованы в творческой активности и находятся в полной власти медицинских рекомендаций. Для медицины же ребенок - это прежде всего пациент. А значит, его надо лечить. А если и не надо, то обязательно проводить определенную профилактику (прививки, медосмотры и т.д.). Мнение родителей в расчет как правило не принимается.

Такое отчуждение родителей от детей ведет к отсутствию культуры родительства, обычаев и традиций, идущих от начала жизни каждого человека. Тем самым наша культура оказывается лишенной одной из своих важнейших составляющих. И как бы эти проблемы ни были далеки от современного человека с его жизненными ценностями, от воссоздания этого культурного слоя во многом зависит разрешение огромного количества противоречий и конфликтов нашей жизни. Ведь осознание действительности уже не первого поколения формируется в отсутствие перинатальной культуры, а значит это осознание также имеет пробел. И этот пробел нельзя считать несущественным, ибо отношение к зарождению новой жизни, к женщине-матери, к новорожденному младенцу как носителю и продолжателю нашей культуры определяет слишком важные мировоззренческие установки, так или иначе пропитывающие всю нашу жизнь.

Одна из главных задач нашего времени - это формирование экологического мышления. От решения ее в конце концов зависит благополучие нашей цивилизации. Экологический кризис, войны, рост заболеваемости, да и просто обилие личностных психологических проблем - все эти следствия отсутствия экологичности мышления свойственны нашему обществу. Жизнь сама по себе, развитие личности и проявление ее творческого, духовного потенциала, гармония с природой не являются сегодня самодовлеющими ценностями.

Современное отношение к проблемам деторождения и раннего младенчества, характеризующее наше общество, кажется, делает все, чтобы в самом зародыше погубить предпосылки экологического мышления. О какой гармонии с природой можно говорить, если человек рождается пациентом, если его рождение подобно хирургической операции. Не является ли отчуждение ребенка от матери (как прямое - в условиях больницы, так и косвенное - из-за давления общепринятых норм) фундаментом отчуждения от окружающего мира и агрессивного ему противостояния? Будет ли чувствовать себя в безопасности ребенок на руках у матери, переполненной страхами и волнениями за жизнь и здоровье своего чада, подавленной ощущением своей неспособности понять и удовлетворить его элементарные потребности? Не является ли это основой нарушения внутреннего равновесия, фрустрации[2] и потери чувства реальности? Очень многие вопросы отсылают нас к мысли о том, что задача формирования экологического мышления, утверждения гуманистических ценностей - это прежде всего задача формирования перинатальной культуры, основанной на глубоком понимании важности (общественной значимости) начальных этапов развития человеческого существа в его жизненном цикле.

Новые идеи относительно перинатального периода стали появляться естественным образом в среде родителей и у отдельных профессионалов, недовольных существующим положением вещей, поскольку слишком очевидны последствия такого медикализированного подхода, выражающиеся в росте перинатальной патологии. Осложнения беременности и родов, рост числа родовых травм, детская заболеваемость - все это объясняется отнюдь не только несовершенством медицинского сервиса. Важен принципиальный подход. Эти идеи стимулировались появлением научных данных о внутриутробном периоде жизни и о влиянии на состояние здоровья и психики запечатлеваний, происходящих в самое первое время после рождения.

Сегодня мы уже имеем значительные результаты в формировании новых подходов к беременности, родам и младенчеству. В нашей стране первая брешь в ортодоксальном медицинском подходе к ребенку была пробита в 60-70-е годы семьей Никитиных, снискавших себе огромное количество последователей. Результаты исследований известного физиолога профессора И.А.Аршавского позволили увидеть порочность многих методов медицинской практики и их некоторые социальные последствия. Большую роль в формировании современной перинатальной культуры сыграли идеи И.Б.Чарковского, касающиеся рождения ребенка в водной среде, раннего обучения плаванию (в дальнейшем вылившиеся в идею аквакультуры), а также развития детей раннего возраста. Значительный практический опыт накоплен в родительских организациях и клубах. Сформировались конкретные методики пренатальной[3] подготовки, проведения родов и рекомендации касательно раннего младенчества. Зародившись первоначально в родительской среде, новые подходы находят сегодня все больший отклик и в среде творчески мыслящих врачей-профессионалов, что позволяет надеяться на проведение в будущем серьезных научных исследований и в конце концов на преодоление ортодоксального узкомедицинского подхода к перинатальному периоду.

Эта книга посвящена периоду младенчества. Изложение взглядов на перинатальную культуру в целом не входит в ее задачу из-за обширности темы. Даже проблематика первого года жизни настолько велика и тесно переплетена со всеми аспектами перинатального периода, что освещение ее в полном объеме составило бы предмет большого труда. Основной акцент мы сделали на проблеме здоровья ребенка. Это вполне оправдано тем, что во-первых, эта проблема многое определяет в периоде младенчества для развития малыша и представляет наибольший в практическом плане интерес для родителей; и во-вторых, условия, обеспечивающие ребенку здоровье, не исчерпываются чисто физическими или физиологическими. Мы вынуждены будем коснуться вопросов беременности и родов, так как основы здоровья - как физического, так и психического - начинают закладываться именно в эти периоды.

Эта книга обобщает опыт работы творческой группы "Наутилус" при московском Центре "Экология семьи". В силу этого взгляды и подходы, изложенные в ней, не претендуют на то, чтобы выражать общую позицию всех, кто работает сегодня в области создания перинатальной культуры. Тем более здесь не выражена официальная позиция медицины, а дана ей альтернатива. Поэтому книга эта не может служить руководством тем, для кого точка зрения официальной медицины на рассматриваемые проблемы представляется единственно заслуживающей доверия.

Также отметим, что материал, изложенный ниже, не преследует цель дать родителям исчерпывающие методические рекомендации. Практика показывает, что его освоение в достаточном объеме требует специальных занятий с опытными инструкторами. Мы хотели лишь показать возможности - возможности, реализуемые на практике, и стимулировать тем самым творческий подход родителей к своим детям, предостерегая в то же время от чрезмерного энтузиазма в желании достигнуть каких-то сверхъестественных результатов. Следует всегда помнить, что каждый ребенок и так уникален, а его естественные потребности настолько элементарны, что без труда могут быть удовлетворены родителями. Главная проблема не в том, чтобы узнать, "что можно делать с ребенком", а в том, чтобы научиться понимать, "что ему нужно". Творческий подход к ребенку отталкивается не от бездумного следования многочисленным рекомендациям и правилам, из какого бы источника они не исходили, а от принятия родителями полной ответственности за своих детей и от доверия родительскому чутью.

Хочется выразить чувство благодарности тем сотням родителей, кто сумел оказаться вне власти страхов, которыми наша культура заботливо окружает каждое появляющееся на свет человеческое существо. Кто доказал, что в наших силах преодолеть эти страхи и стать счастливыми родителями счастливых детей. Хочется поблагодарить руководителей Центра "Экология семьи" О. Савельева и К. Рындич за организацию работы и их неиссякаемые заразительный энтузиазм.

Особо хочется поблагодарить И.Б.Чарковского, которому авторы обязаны своими первыми шагами на пути осознанного отношения к родительству, общение и сотрудничество с которым всегда плодотворно и вдохновляюще, чьи идеи во многом определили сегодняшнее развитие перинатальной культуры.

Введение

Родители хотят видеть своего ребенка здоровым. Но что такое здоровье и как оно достигается? Представления о здоровье весьма не просты и противоречивы. Определение Всемирной организацией здравоохранения здоровья как полного физического, морального и социального благополучия хотя и является весьма полезным в практическом плане, однако не исчерпывает содержание данного понятия. Банальное представление о здоровье как об отсутствии болезни побуждает нас задумываться о том, что же такое болезнь. Понятие же болезни не менее противоречиво, чем понятие здоровья. Ведь порой то, что мы называем "болезнью", является на самом деле "здоровой" реакцией организма. Учитывая обилие литературы по данному вопросу и множество различных точек зрения, мы не будем вдаваться в обсуждение этих понятий, а будем исходить из того, что некое субъективное представление о здоровье и болезни имеется у каждого человека. Тем более, что наши дальнейшие рассуждения вовсе не носят характера теоретического исследования, а имеют целью наглядно показать некоторые возможности для родителей по отношению к своим детям.

Если говорить о физическом здоровье, то нам предоставляются две возможности его достижения и поддержания. Первая - это лечение, т.е. действия в случае имеющейся болезни, которые приводят к исчезновению соответствующих симптомов. И вторая - профилактика, т.е. создание таких условий, при которых болезнь не возникала бы или протекала с наименьшими последствиями. Кроме того, как лечение, так и профилактика могут быть пассивными или активными в зависимости от роли и отношения самого человека, на которого направляются какие-либо действия. В результате мы получаем четыре основных направления в решении задачи достижения и сохранения здоровья:

тип способ

лечение

профилактика

пассив

1

2

актив

3

4

При пассивном лечении действия производит врач, пациент же остается пассивен, не прилагая собственных усилий к своему оздоровлению. Наиболее яркий пример - хирургическая операция. Сюда же можно отнести и медикаментозное лечение, когда больной надеется на воздействие лекарства.

Лечение активное предполагает совместные усилия врача и пациента. Например, лечебная физкультура, психотерапия. Больной человек активно содействует своему выздоровлению, используя при этом знания и опыт врача.

Пассивная профилактика - это создание благоприятных для здоровья условий жизнедеятельности, в основном, искусственными средствами, опять же не требующими внутренних усилий самого человека. Это некоторые санитарные и гигиенические мероприятия, а также профилактические прививки.

Активная профилактика - это усилия самого человека по поддержанию своего здоровья, выражающиеся прежде всего в его образе жизни.

Естественно, что каждый из этих способов оправдан в своих специфических условиях и имеет право на существование. Но нам необходимо уяснить, что каждый из этих способов порождает особый взгляд на человека, что имеет уже серьезные социально-психологические последствия.

При 1-ом и 2-ом способах человек рассматривается лишь как пассивный объект некоторого вмешательства, и это вмешательство необходимо, чтобы он выздоровел или не заболел. При этом "объект" не обладает собственной компетенцией и поэтому бесправен. Медицина же получает при ориентации на пассивный подход практически неограниченную власть над пациентом.

При З-м подходе пациент уже не пассивен, а играет активную роль в своем выздоровлении. Врач и пациент выступают здесь фактически как равноправные партнеры.

При ориентации на 4-ый подход человек рассматривается как обладающий реальной возможностью предотвратить болезни имеющимися внутренними резервами, т.е. как творчески мыслящая личность. Врач здесь может лишь стоять рядом и наблюдать.

Соответственно каждый способ порождает свое отношение к болезни.

Соглано 1-му способу болезнь присуща человеку внутренне. Человек не может не болеть по самой своей природе.

Согласно 2-ому способу мир, окружающий человека, полон опасностей для его здоровья, агрессивен по отношению к человеку, враждебен ему и единственная возможность выжить в нем - это создать искусственную защиту.

Согласно З-му способу человек хотя и не может не болеть, но имеет в себе самом возможности противостоять болезням и восстанавливать здоровье.

4-ый подход полагает, что болезнь возникает в результате нарушения человеком каких-либо природных законов. Гармонизация жизни с законами природы имеет следствием здоровье человека.

Эта схема весьма условна, и истина, судя по всему, гораздо сложнее. Поэтому мы не склонны доказывать правоту или неправоту того или иного подхода в отношении здоровья или болезни. Для нас важнее другое. Признавая равное право существования всех подходов, необходимо иметь в виду сферу их применимости. Узкая ориентация чревата серьезными издержками. Это мы и наблюдаем по отношению к современной медицине, ориентирующейся в основном на 1-й и 2-й подходы, частично на З-й и никак не на 4-й. Отход от этой позиции чреват для нее по крайней мере двумя неприятностями:

1) потерей власти над пациентом;

2) ощущением своей ненужности в существующем виде.

Оговоримся, конечно, что речь идет о медицине в современном ее состоянии.

Исходя из этой ориентации, нам несложно реконструировать современные взляды на перинатальный период, которые вкратце можно свести к следующему:

1) каждый человек является пациентом и требует регулярного медицинского контроля и обязательного медицинского вмешательства;

2) беременность - это процесс, требующий повышенного внимания, поскольку беременная женщина является трижды пациенткой:

a) просто как любой человек;

b) из-за специфики беременности;

c) как вынашивающая в себе другого пациента.

3) рождение ребенка - процесс, требующий обязательного медицинского вмешательства и контроля, а потому он должен происходить в предназначенном для этого месте - родильном доме;

4) роды - это процесс, угрожающий здоровью матери, поэтому требуется нахождение ее в течение некоторого времени в условиях больницы;

5) каждый новорожденный в период адаптации к внеутробным условиям является существом несовершенным и подвергается огромной опасности от факторов внешнего мира (холод, бактерии и т.д.) и потому требует специальной защиты и изоляции (очень часто даже от матери) в специально созданных условиях;

6) мать или вообще родители имеют ограниченную компетенцию в вопросах здоровья ребенка и должны строго следовать врачебным рекомендациям;

7) детство, особенно раннее, - наиболее опасный для здоровья период жизни, требующий постоянного участия врача, а также период, когда необходимо создать защиту на будущее (в виде профилактических прививок).

Любой врач, скорее всего, не согласится с этим. Но нужно учесть, что это не изложение официального медицинского подхода, а выводы из существующего положения дел.

Не умаляя значения медицины в нашей жизни, мы будем ориентироваться на 4-й способ и исходить из сложившейся у нас концепции осознанного отношения к родительству, или, коротко, сознательного родительства, которое в отношении периода раннего младенчества основывается на том, что родители являются единственными людьми, способными глубоко чувствовать потребности и состояние своего ребенка, способны взять на себя ответственность за его настоящее и будущее. Кроме того, родители должны иметь свободу выбора в своих действиях, основанную на реальном знании, а не слепо следовать устоявшимся традициям, уметь оценивать свои возможности и возможности ребенка. Другими словами, сознательное родительство подразумевает стремление к профессионализму.

Формирование здоровой перинатальной культуры состоит в утверждении принципиально иных культурных установок, которые и являются отправной точкой в нашей практике, а именно:

1) здоровье каждого человека определяется образом его жизни (во всех сферах: физической, эмоциональной, умственной, социальной, моральной); каждый человек в первую очередь сам ответственен за свое здоровье;

2) беременность - естественный процесс, но требующий повышенного внимания как процесс не только биологический, но и социальный, требующий своего возвышения в интересах ребенка и всего общества;

3) рождение ребенка - также естественный процесс, но весьма важный по своему значению как для матери, ребенка и семьи, так и для общества, и также являясь процессом социальным, имея сильную психоэмоциональную составляющую, требует повышенного внимания в смысле удовлетворения всех естественных потребностей (физиологических и психоэмоциональных) матери и ребенка. Исходя из этого, наиболее предпочтительное место родов - свой дом и окружение близких людей;

4) роды (естественные) - это процесс, благотворный для здоровья женщины. Ход этого процесса влияет на будущие взаимоотношения матери и ребенка, на самооценку матери как родителя. Являясь пиковым переживанием, роды могут стать источником положительной трансформации ее мировоззренческих установок и духовного обогащения. То же касается и отца при вовлечении его в этот процесс. Лучшие условия для матери после родов - это свой дом, близость ребенка и благоприятное психологическое окружение;

5) новорожденный ребенок обладает мощными адаптивными механизмами и способностью противостоять вредоносным факторам внешней среды: реализация этой способности, а значит и степень безоласности ребенка, зависит от удовлетворения его естественных потребностей, важнейшие из которых - быть вместе с матерью после рождения и благоприятная психологическая атмосфера;

6) родители несут ответственность за благополучие ребенка (причем не формальную - как врач, а реальную - благодаря своему биологическому и социальному положению как родителей). Их сегодняшняя некомпетентность связана лишь с соответствующими культурными установками и фактическим отсутствием у нас института родительства ввиду узурпации медициной начальных периодов жизни ребенка;

7) детство, особенно раннее, - период, когда создается фундамент физического, психического и нравственного здоровья. Задача этого периода - проявить имеющиеся в ребенке возможности, предоставить ему модели поведения, позволяющие жить в гармонии с природными законами.

Эти установки подразумевают активность родителей в процессах беременности, родов и периода младенчества своего ребенка. Это, в свою очередь, подразумевает постоянное самосовершенствование родителей.

Хотя ниже мы касаемся лишь достаточно узкой темы, а именно условий здоровья малыша 1-го года жизни, необходимо помнить, что эта проблема находится в контексте всей проблематики создания перинатальной культуры.

Глава I
Драма младенчества

Отношение в обществе к самым маленьким его членам - грудным и особенно новорожденным детям - это, пожалуй, одна из наиболее значительных драм в истории развития человеческих представлений о жизни и осознания человеком своей сущности. Последствия этой драмы слишком серьезны, чтобы не обращать на них внимания.

Каково же было отношение к новорожденным и грудным младенцам до появления медицины в современном ее виде?

Культурные традиции имеют свои особенности у всех народов, но можно выделить нечто общее. Процессы беременности, родов и период младенчества проходили в контексте жизни общества наряду со многими другими событиями жизни. Они были интегрированы в жизненный процесс и поэтому не могли не быть источниками определенных взглядов и традиций. И поскольку рождение новых членов общества является значимым событием, эти традиции образуют целый культурный пласт, который и можно назвать перинатальной культурой. Ввиду интегрированности перинатального периода в повседневную жизнь, естественность его протекания ("включенность" беременной женщины в обычные социальные процессы, рождение детей в домашних условиях, опять же естественное взаимодействие родителей с младенцем согласно традициям) имело следствием то, что каждый человек в той или иной степени являлся носителем этой перинатальной культуры.

Очевидно, что периоды беременности, родов и младенчества не могли не рассматриваться как обычные и естественные, хотя и имеющие свои особенности. Ребенок же и не мог рассматриваться иначе как потенциальный взрослый член общества со свойственными ему обязанностями и правами. Неудивительно, что совершенно различные культурные традиции имеют достаточно подробную схему социализации ребенка, начинающуюся буквально с первого дня жизни, а порой в ритуализованном виде еще до его рождения.[4]

Включенность перинатального периода в общий контекст жизни естественно являлась источником эмпирических знаний о важности этого периода в формировании будущего взрослого. Об этом говорит богатство ритуалов и обрядов, восходящих порой к самому процессу зачатия.

Обращаясь к источникам древней письменности, мы видим, что к ребенку не относились как к существу не осознающему, примитивному по сравнению со взрослым человеком. Напротив, прослеживается весьма уважительное отношение к младенцу. В Ведах, например, в образной мифологической форме описывается путь, проходимый ребенком от зачатия до рождения; подчеркивается, что этот путь является огромным опытом; утверждается, что новорожденный младенец ничуть не отличается от взрослых людей по своей способности осознавать все происходящее, только осознает он это другим способом, тело его не развито и обстановка для него совершенно необычная.[5]

Множество ритуалов и обрядов связано с маленькими детьми. У католиков существовал культ поклонения младенцу. На иконах ребенок часто изображен окруженным золотистым ореолом, символизирующим незапятнанность его греховными поступками по сравнению с окружающими взрослыми. Обряд крещения детей в христианстве и его аналоги в других религиях нельзя считать только символическим приобщением их к определенной вере. Крещение в раннем возрасте предполагает и определенное отношение взрослых к малышу, а именно отношение как к равному перед Богом.

Не вдаваясь в подробное исследование этих вопросов, мы можем по крайней мере заключить, что младенец рассматривался как существо достаточно высокоразвитое, для которого важны не только нормальные физиологические условия существования, но и духовные процессы в жизни общества. Это, в свою очередь, не могло не породить соответствующего отношения к действиям, производимым с младенцем.

Дальнейшее развитие этой драмы характеризуется угасанием религиозных традиций и победоносным развитием науки. Наиболее характерно наше время, связанное с появлением современной меличины, т.е. последние 6-7 десятилетий. За этот период произошли значительные изменения, определившие сегодняшнее отношение к младенцам.

Особенностью науки, основывающейся на принципах позитивизма и использующей анализ как главный метод познания, явилось расчленение целого в процессе познания и узкая специализация. В познании человека душа и тело были разъединены и изучались отдельно.

Неудивительно, что изучение беременности, родов и новорожденных младенцев свелось к изучению физиологических процессов, соответствующих данным периодам. Почти исключительно таковыми они в конце концов и стали рассматриваться. Несмотря на высказываемые иногда положительные идеи, из-за отсутствия соответствующих научных данных и общих позиций не могла внести своих корректив и психология. "…Изучение детской души завоевывало место в общей психологии с еще большим трудом, чем эволюционная идея в биологии".[6]

Психологическая наука последних десятилетий, в целом отталкивающаяся от Фрейда, хотя и признавала важность первых лет жизни в формировании личности человека, тем не менее вслед за Фрейдом рассматривала сознание новорожденного ребенка как чистый лист бумаги, на который лишь с началом внеутробной жизни начинают наноситься первые записи.

Сведение особенностей перинатального периода к физиологии привело в конце концов к тому, что он был полностью монополизирован медициной, для которой психоэмоциональная сторона беременности, родов и взаимодействия с новорожденным взрослых не является важной и потому игнорируется.

Беременность была объявлена процессом, идущим на грани с патологией, и стала проводиться под строгим медицинским наблюдением. Это придало беременной женщине особый статус, не позволяющий ей чувствовать себя "как все" и приводящий к ее своеобразной социально-психологической изоляции.

Рождение ребенка перекочевало из семейного круга в больницу. Возможности участвовать и присутствовать при этом процессе лишились не только близкие и родственники матери, но и отец ребенка. Тем самым процесс рождения ребенка оказался оторванным от его социального окружения.

Сам процесс родов свелся к механическому с применением большого количества вспомогательных средств. "…Женщина рассматривается и трактуется как репродуктивная машина, к которой могут быть приспособлены другие машины".[7]

Более того, из-за боязни инфекции младенец стал разлучаться с матерью на первые дни после рождения. Остальные дни, проводимые в больнице, мать вынуждена следовать строгим указаниям и правилам. Все это в конечном счете привело к тому, что были ослаблены как непосредственно материнские инстинкты, материнское "чутье", так и нарушена психоэмоциональная связь отца и других родственников с ребенком.

Сведение медициной процесса рождения и периода новорожденности к чисто биологическим явлениям привело к отношению к новорожденному как к существу, обладающему лишь физиологическими потребностями. Кроме того, благодаря специфике медицины, задача которой - выявить и устранить патологические процессы, в отношении к младенцу преобладающим стал подход, который можно охарактеризовать как ориентация на патологию.

Вот как, например, преподносится понятие о периоде новорожденности и 1-го года жизни в одной из популярных книжек для родителей: "Организм ребенка в каждый из возрастных периодов имеет ряд структурно-функциональных особенностей, вызывающих необходимость разного режима ухода, питания и воспитания. Самыми ответственными являются два первых периода, занимающих весь первый год жизни ребенка.

В период новорожденности у детей выявляются пороки развития, повреждения разных органов, полученные при родах (нарушение мозгового кровообращения вплоть до внутричерепных кровоизлияний, переломы костей, повреждение мышц, периферических нервов и др.). У детей первого года жизни легко возникают и тяжело протекают сепсис (заражение крови), острые желудочно-кишечные болезни, воспаление легких, кожные болезни, рахит и др.".[8]

Читайте, родители, это про вашего ребенка! И трепещите. Разве вы можете справиться с этим сами? Нет, без медицины вы не сделаете и шагу.

Рождение человека превратилось в рождение пациента. Пациент же всегда в чем-то неполноценен, несовершенен. Он болен. За больным нужен уход. За новорожденным особенно. "Однако вследствие незрелости органов и тканей, от того, что все впервые, все хрупко, легкоранимо, приспособление к новым условиям существования происходит в состоянии неустойчивого равновесия деятельности важнейших систем. Поэтому небольшое вроде бы изменение в кормлении оборачивается срыгиванием, поносом, неправильный уход за кожей и пупочной ранкой ведет к появлению опрелостей, гнойничковых заболеваний и даже сепсиса. Новорожденный не только беспомощен, не может существовать без матери, но еще и беззащитен перед многими инфекциями, от которых его надо оберегать".[9]

Так что бойтесь, трепещите. Какой творческий подход? Ни шагу в сторону от медицинских рекомендаций! Ваша задача в том, чтобы ваш ребенок выжил.

Еще одним следствием такого подхода явилась устоявшаяся практика обращения с новорожденными детьми (а также соответствующее отношение к беременности и родам), отталкивающаяся не от реальных потребностей малыша и матери (не говоря уже о семье в целом), а от удобства осуществления медициной взятых на себя функций. Это окончательно превращает беременную женщину, роженицу, ребенка просто в пассивные объекты медицинского вмешательства.

Тенденцию ориентации на патологию хорошо проиллюстрировали исследования, проведенные в 1985 году в странах Европейского региона специально созданной Группой перинатальных исследований при Европейском бюро ВОЗ.[10]

Согласно этому исследованию, постоянно растет число скрининг-тестов, применяемых при контроле за беременностью. В сочетании с еще недостаточными знаниями о физиологии беременности и о процессах развития плода это приводит к тому, что все больше женщин характеризуются как имеющие высокий риск. Это ведет к использованию медикаментов и лечебных процедур, которые не безопасны для здоровья матери и ребенка. Все большее использование современной диагностической техники при родах приводит к подобному же результату - увеличению числа технологических вмешательств и излишнему применению медикаментов, пагубно отражающихся на здоровье матери и ребенка. При этом отмечается значительное количество ошибок в проводимых тестах и чрезвычайно низкая эффективность лечебных процедур. Отмечается также практически полное игнорирование социально-психологических факторов в таких многогранных и сложных процессах, как беременность, рождение малыша и контакт его с родителями и другими взрослыми людьми. Такой подход был охарактеризован исследователями как "механистический и редукционистский". Это накладывает отпечаток и на рекомендации по уходу за ребенком, о конкретных последствиях которых скажем ниже.

Сегодня, однако, мы можем наблюдать процессы, которые можно охарактеризовать как подготовку к следующему акту этой драмы. Эти процессы отражают кризис, который переживает современная медицина, и наблюдаются практически во всех развитых странах. Во многих странах Западной Европы и в США развернулось и набирает силу движение за гуманизацию родов и обращения с новорожденными. Отказы беременных женщин посещать врачей, рост числа домашних родов, нелегально работающие акушерки, объединение родителей в организации, противостоящие официальной медицине, - такие факты также зарегистрированы в вышеупомянутом исследовании ВОЗ. В США общественность добилась ежегодной публикации медицинской статистики, а затем контроля со стороны представителей общественности за действием здравоохранительных органов.[11]

Все это совпадает с повышением интереса к развитию человеческой личности, к тайнам жизни и смерти, к познанию смысла нашего бытия. Ряд научных исследований, проведенных в последние годы, позволяет нам по-новому взглянуть на новорожденного и грудного младенца.

Период новорожденности - это продолжение внутриутробной жизни. Для понимания периода новорожденности много дали исследования плода в утробе матери. Людей потрясли снимки, сделанные шведским фотографом Леннартом Нильсоном с помощью микроскопической камеры, приспособленной на кончике цитоскопа. Тысячи сделанных им снимков зафиксировали ту необычайно "насыщенную" жизнь, которую ведет внутриутробный младенец. Он гримасничает, сосет большой палец, открывает глаза, делает разнообразные движения, даже улыбается. Наблюдения показали, что многие реакции ребенка связаны с состоянием матери. Ребенок делает гримасу недовольства, когда в него попадают токсические вещества из крови матери. Он совершает движения, подобные судорожным, когда мать сильно волнуется. Он реагирует на шумы, проникающие к нему, в том числе на голос матери, на его интонацию, на свет и т.д. "У 28-недельного плода наблюдали соответствующие реакции мимики на разные вкусовые ощущения: отрицательные гримасы на соль и горькое, выражения удовольствия на сладкое, а также выражения плача, крика, гнева", - пишет известный исследователь А.И.Брусиловский.[12] И далее: "Строгие научные исследования показали значение высшей нервной деятельности в развитии зародыша… Все его движения в утробе матери обусловлены деятельностью органов нервной системы. Он делает не только движения конечностями, но и глотательные, и хватательные. Хватательный рефлекс, так хорошо развитый у новорожденных, впервые проявляется в возрасте 11,5 недель. Сосательный - в 13 недель. Плод хмурит глаза в 17 недель, делает дыхательные движения в 20 недель.

Запись электрических импульсов мозга плода на последних месяцах внутриутробной жизни показала, что у него есть такая же смена ритмов, которая характерна для состояния сна, то есть две фазы сна, сменяющие одна другую…".[13]

Плод довольно рано начинает реагировать на различные воздействия (нервная система образуется с 4-ой недели). Кроме того, поскольку эндокринная система начинает формироваться очень рано, ребенок на гормональном уровне "переживает" все эмоциональные состояния матери. "Каждая волна материнских гормонов резко выводит ребенка из его обычного состояния и придает ему обостренную восприимчивость. Он начинает ощущать, что произошло что-то необычное, беспокоящее, и пытается "понять", что же именно…", - пишет профессор Томас Верни в своей замечательной книге "Скрытая жизнь ребенка до рождения",[14] в которой приводится огромное количество фактов непростых реакций плода на различные раздражители, на основании которых Т.Верни говорит о примитивном самосознании и эмоциональном восприятии действительности у плода.

В этом плане очень интересны наблюдения известного детского психиатра А.И.Захарова. Например - "…большинство детей, которых "не ждали", в дальнейшем заболевало неврозом страха…".[15] Или: "Дети, пренатальное развитие которых осложнялось угрозой выкидыша, впоследствии чаще заболевали неврозом страха".[16]

Обширные исследования в области человеческого бессознательного, проведенные Графом, позволили ему обнаружить в бессознательной сфере уровень, который назван им перинатальным. Каждый из четырех важнейших начальных периодов существования: внутриутробное развитие, схватки, прохождение по родовым путям и первое время внеутробного существования накладывает спецдфический отпечаток на психику, внося вклад во всю нашу жизнь.[17]

Интересные исследования проведены Д. Чемберлейном, которому удалось в сеансах гипнотерапии воскресить воспоминание событий рождения.[18]

Эти и многие другие исследования показывают, что в ходе своего внутриутробного развития человек проходит целый ряд постепенно усложняющихся психических переживаний, связанных как непосредственно с онтогенезом, так и с различными факторами, от него не зависящими (переживания матери, внешние воздействия и т.д.). Самым же значительным событием, оставляющим глубокий след в психике, является событие рождения. Запечатлевания во внутриутробном периоде и в процессе рождения образуют некий фон, на котором формируется сознательное отношение к миру. Период новорожденности также вносит вклад в этот фон. И в зависимости от того, каково содержание этих запечатлеваний, этот фон будет окрашивать дальнейшие впечатления в серые или розовые тона, оказывая влияние на мировосприятие.

Так или иначе, мы должны признать, что новорожденный - это существо с некоторым "багажом" в психике, и с этим нельзя не считаться. Нервная система его уже достаточно развита, чтобы воспринимать отношение к себе окружающих, запечатлевать происходящие события и обрабатывать поступающие извне сигналы, формируя на своем уровне некоторое отношение к окружающему.

Исследования, проводимые с новорожденными, показывают, что ребенок избирательно реагирует на окружающих людей, он узнает свою мать. Например, ребенок совершает мышечные микродвижения в такт разговору взрослых, находящихся рядом, и наиболее интенсивны эти движения на голос матери. Причем он четко различает интонацию голоса, и это вызывает в нем соответствующие реакции. Ребенок чутко улавливает состояние человека, держащего его на руках, и реагирует на это состояние.

Потрясающая чувствительность новорожденных и грудных детей к психологической ситуации вокруг них при безответственности и непонимании этого взрослыми приводит к тому, что дети становятся жертвами этой чувствительности. Конфликты между родителями, между родственниками, нервное состояние родителей и неумение с ним справиться - все это приводит к задержке развития детей и к их повышенной заболеваемости.

Сегодняшнее отношение к новорожденным и грудным детям можно охарактеризовать не иначе как насильственное. Неучет их тонких психических проявлений, сведение их жизненных потребностей практически к чисто физиологическим неизбежно это насилие порождают. Рождение с помощью медикаментов и других обязательных вмешательств, разлучение ребенка с матерью после рождения, обработка тела, запеленывание, кормление по режиму, содержание в термокомфортной температуре и т.д. - что это, как не насилие, допустимость которого логически вытекает из отношения к ребенку как к существу бесчувственному, не способному переживать? А ведь именно так дело обстоит в современной медицине. "…До последнего времени существовало убеждение о невозможности тонкой неврологии у новорожденных…", - пишет А.Ю.Ратнер.[19]

"В процессе эмбрионального развития, - пишет Н.П.Дубинин,- ребенок подчиняется биологическим законам. Он появляется на свет как особо организованное животное с очеловеченной биологией, совокупностью предпосылок для развития его социальной сущности".[20]

Так к нему и относятся - как к "особо организованному животному" с "совокупностью предпосылок".

Многочисленные научные данные побуждают серьезно пересмотреть отношение к периоду младенчества (а также к беременности и процессу рождения). Однако все это пока остается за пределами рутинной медицинской практики.

Сделаем некоторые выводы, которые будут важны в нашем дальнейшем изложении:

1) физическое и психическое состояние младенца - это результат процессов и событий, происходивших на протяжении значительного периода времени, в том числе в течение беременности и родов, а не только в течение непосредственно прожитого во внеутробном состоянии периода;

2) психический "багаж", накопленный в периоды внутриутробного развития и рождения, достаточно значителен, чтобы во многом определить психологическую структуру будущей личности и влиять на всю последующую жизнь, в том числе и на физическое здоровье;

3) новорожденный и грудной ребенок обладают высокой чувствительностью к психологической атмосфере, в которой они находятся, и к событиям, происходящим с ними в этот период. Это оказывает сильное влияние на состояние их физического и психического здоровья;

4) уже новорожденные дети избирательно реагируют на людей; наибольшее значение для них имеет присутствие и эмоциональное состояние матери.

Мы видим, что ребенок - существо очень тонкое. Каждое событие, происходящее с ним, оставляет в его психике след. И при всей своей тонкости он еще является существом зависимым. Он не способен сам решать, делать волевые усилия и защищать себя. Это показывает, насколько ответственно нужно подходить к действиям в отношении ребенка. Мы постоянно должны помнить о тесной связи физиологических и психических процессов, проявляющейся у ребенка особенно сильно. Мы постоянир должны помнить о том, что наши действия уже в этот период влияют на все его будущее сознательное отношение к миру, и делать так, чтобы отношение это носило позитивный характер.

Глава II
Какого младенца мы имеем?
Последствия традиционного подхода

"Сила и разум каждого народа развиваются из телесного здоровья ребенка", - такие слова старого врача приводит в своей книге И.Мюллер.[21]

Каков же сегодняшний младенец, будущий взрослый член нашего общества, носитель и продолжатель наших культурных традиций?

Показателем благополучия ребенка прежде всего является состояние его физического здоровья. Поэтому интересно проследить историю воображаемого среднестатистического младенца, являющегося результатом традиционного подхода.

Итак, будучи еще совсем крохотным существом в материнском животе, наш герой вместе со своей мамой делается объектом медицинского наблюдения. Это выражается в том, что женщина на несколько месяцев становится пациенткой, регулярно посещая врача и сдавая анализы. Само восприятие ею своей беременности как явления, относящегося к области и компетенции медицины, исподволь не может не проецировать в нее весь патологический опыт, накопленный медицинской практикой.

Задача медицины - выявить и устранить патологию. И у женщины ищут эту патологию, даже в форме простого наблюдения. И знаменитый принцип "ищущий да обрящет" срабатывает практически безотказно.

Положение пациентки порождает у женщины комплекс страхов за себя и за будущего ребенка. Отсутствие каких-либо культурных традиций и невозможность быть "как все" приводит к своеобразной социально-психологической изоляции и комплексу неполноценности. Это выливается в глубинные переживания и омрачает радость ожидания рождения малыша. Страхи и волнения матери становятся достоянием ребенка. "Выраженный стресс, обусловленный отрицательными переживаниями, дистресс, приводит к гормональным изменениям в организме женщины, что через общую кровеносную сеть неблагоприятно сказывается на состоянии плода и развитии его нервно-регуляторных, адаптационных систем", - пишет А.И.Захаров.[22]

Таким образом, мать и ребенок в периоде внутриутробного существования становятся объектами ятрогенного[23] воздействия. При повышенной внушаемости, сопровождающей период беременности, это может достаточно серьезно отражаться на общем состоянии здоровья матери, а стало быть и ребенка.

Помимо этого следует отметить большое количество лекарств, прописываемых беременной женщине при различных отклонениях от установленных норм (которые неминуемо находят и которые часто появляются в результате внушаемых ей страхов и опасений), тем более в случаях, если она подвергается госпитализации. Однако сегодня никто не может дать гарантии безопасности для ребенка того или иного медицинского препарата, а список лекарств, нежелательных при беременности, постоянно растет.

"Широкие массы женщин должны быть настоятельно предупреждены о крайней опасности применения любых лекарств во время беременности", - заключает на основании своих наблюдений А.Ю.Ратнер.[24]

Следует отметить также очень частое использование ультразвуковой диагностики без крайней необходимости. Несмотря на отсутствие достаточных научных данных некоторые медицинские авторитеты подвергают сомнению безопасность для плода этой процедуры.

К этому можно еще добавить множество нерешенных проблем, связанных с социальным положением женщины, характером ее работы и т.д.

Рождение ребенка происходит в стенах больницы со всеми ее атрибутами и, как правило, в условиях разделения семьи. Больничная атмосфера, вид медицинского оборудования, обращение с роженицей как с бесправной пациенткой, отрыв ее от привычной и комфортной психологической среды, отсутствие эмоциональной поддержки и сопереживания - все это сказывается на состоянии матери. Депрессия - совершенно обычное у рожающей в больничных условиях женщины состояние - передается ребенку и вызывает целый ряд физиологических последствий, в том числе изменяя (как правило замедляя или порою даже прекращая совсем) естественный ход родового процесса.

Добавим сюда груз страха и переживаний, накопленный за время вынашивания малыша.

"Трудности во время родов, т.е. невозможность родить собственными силами ввиду слабости родовой деятельности и затяжного течения родов, достоверно обусловлены наличием стресса у женщин при беременности… Асфиксия ребенка при родах, если она встречалась, в первую очередь была обусловлена стрессом роженицы", - делает из своих наблюдений вывод А.Н.Захаров.[25]

Современному врачу трудно представить себе роды, проводимые без использования медикаментов, даже если речь идет о неосложненных родах. Часто ненужное и излишнее использование лекарств при родах нарушает гормональный баланс матери и плода, возмущая тем самым родовой процесс, а также отрицательно влияя на интенсивно идущий гормональный обмен между матерью и ребенком, от которого во многом зависит состояние иммунной системы ребенка после рождения. Частое использование стимулирования родового процесса при современном "поточном" родовспоможении приводит к усиленным и нерегулярным сокращениям матки, которые травмируют ребенка. Искусственное прорывание околоплодного пузыря, также являющееся общепринятой практикой, приводит к большему механическому воздействию тканей матери на голову ребенка, увеличивая вероятность травмы мозга.[26]

Неестественное положение женщины на спине, чаще всего используемое при родах в целях удобства акушеров, нарушает плацентарное кровообращение и увеличивает вероятность гипоксии.

Непосредственно процесс выхода ребенка как правило сопровождается ручным пособием, при нормально текущих родах имеющим целью предохранение тканей промежности от разрывов (что является весьма спорным моментом), а также ускоряющим выход ребенка. Как показано А.Ю.Ратнером[27], классические применяемые пособия часто ведут к родовым травмам новорожденных, затрагивающим спинной мозг и не диагностируемым сразу.

Практика раннего пережимания и обрезания пуповины (как следствие "поточных" родов) ведет к слишком резкому переходу организма ребенка на новый режим работы и перегрузке внутренних органов, что сказывается на состоянии эндокринной системы и в конечном счете приводит к ослаблению функций систем организма (распространенным следствием этого, например, является физиологическая желтуха новорожденных, считающаяся нормой, по мнению части медиков, даже у 75% новорожденных).[28]

После рождения ребенок на время разлучается с матерью и подвергается определенным процедурам, называемым акушерами "обработкой". Закапывание в глаза раствора ляписа или сульфацила натрия (процедура, от которой уже отказались во многих странах из-за ее неоправданности) ведет к временной потере визуального контакта с миром, раздражает слизистую оболочку глаз, часто вызывая конъюктивит. Смывание с ребенка первородной смазки - естественного защитного крема, обладающего исключительно питательными для кожи свойствами, - ухудшает состояние его кожных покровов, вызывая иссушение и шелушение кожи (что тоже считается нормой), усиливает теплоотдачу от тела (первородная смазка обладает большим термическим сопротивлением), и в совокупности с пеленанием способствует появлению пролежней и опрелостей.

Отлучение ребенка от матери сразу же после рождения и проделывание с ним различных манипуляций (закапывание в глаза, удаление околоплодных вод из дыхательных путей, смывание первородной смазки, растягивание для измерения роста, взвешивание, пеленание) приводит к перегрузке его сенсорных систем, нарушает его чувство безопасности, обуславливая дистресс нервной системы. Отлучение ребенка от матери приводит также к тому, что он не получает значительной части молозивного молока - ценнейшего продукта материнского организма, содержащего большое количество антител, что ослабляет иммунитет. Это приводит также к ослаблению психоэмоциональной связи матери и ребенка, к сокращению срока грудного вскармливания.[29]

Вот далеко не полный перечень испытаний, выпадающих на долю нашего героя к началу его внеутробной жизни. Однако пройдя этот этап, он попадает во власть специфического отношения к нему как к существу исключительно слабому и неприспособленному к жизни в этом агрессивном мире, полном опасностей в виде вирусов, микробов, холода, нехватки молока у мамы и т.д. И это после всего того, что он перенес? После этого его считают слабым и несовершенным? Причем считают те самые люди, которые устроили ему это испытание на выживаемость. Им стоило бы поразиться его силе и живучести. А они считают его слабым. А может быть, они подозревают о его невероятных возможностях, но не хотят в это поверить? Возможно, потому что испытания продолжаются…

Насколько сегодняшняя культура обращения с новорожденными и грудными детьми отвечает их реальным потребностям, можно судить по следующим интересным выводам, сделанным Группой перинатальных исследований при Европейском бюро ВОЗ в упомянутых уже материалах. Согласно первому выводу, лишь "10% методов, применяемых в современном акушерстве, прошли адекватную научную проверку". Можем ли мы в таком случае надеяться, что рекомендации, даваемые относительно новорожденных и грудных детей, "прошли адекватную проверку" в большем объеме? Согласно другому выводу, современная медицинская наука, изучая процесс рождения малыша в условиях клиники, т.е. медикализированные роды, реально имеет дело с "измененными состояниями" матери и младенца. А это значит, что современный врач понятия не имеет о естественных родах, как бы они проходили без всяких вмешательств в естественных и привычных для матери условиях (например, дома), а также о том, что представляет из себя рожденный таким образом младенец. И едва ли на основании изучения "измененного" младенца можно сделать адекватные научные выводы.

Что представляет из себя эта "наука" можно увидеть на одном примечательном примере. Если вы спросите любого птицевода, что лучше для выведения цыплят - курица или инкубатор, он поднимет вас на смех. Несмотря на все усилия, для яйца в инкубаторе не удается искусственно создать таких условий, какие создает ему курица. Тепло курицы - это нечто отличное от тепла электрического нагревателя. В этом есть что-то таинственное, мистическое. А вот современным медикам потребовалось несколько десятилетий, чтобы понять, что лучшая среда для новорожденного ребенка… его мама, тепло которой чем-то отличается от тепла отопительного радиатора. На это долго не могли решиться. Писалось огромное количество научных трудов. И наконец, как величайшее достижение человеческого разума, в родильных домах появились отделения (поначалу называемые "экспериментальными"), где ребенок с осторожностью был доверен матери. И, о чудо, он не только от этого не пострадал, но напротив, стал более стойко переносить выпавшие на его долю испытания. А испытания продолжаются…

Одним из твердых убеждений медиков является то, что после рождения ребенка количества молозива, имеющегося в груди у матери, недостаточно для его насыщения. В результате с первых же дней внеутробной жизни малыша начинают докармливать донорским молоком или специальными смесями. Помимо этого он получает раствор глюкозы. От этого нарушается естественный процесс подготовки желудочно-кишечного тракта к нормальному изменению состава получаемой пищи.

Сразу после рождения пищеварительная система ребенка настолько нежна, что приспособлена только для питания молозивом, причем молозивом из груди своей матери. Только через несколько дней в соответствии с заменой молозива на молоко она способна эффективно его усваивать. Состав материнского молока меняется на протяжении всего периода грудного вскармливания, подготавливая организм к принятию твердой и более грубой пищи. Нарушение этого естественного процесса ведет к перегрузке пищеварительной системы, заставляя ее рано адаптироваться к грубой и неестественной для нее пищи, что существенно ослабляет внутренние резервы организма. Это касается также и практики раннего введения (необходимого, по мнению некоторых врачей, уже чуть ли не с месячного возраста) в рацион ребенка фруктовых соков, раздражающих слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта и вызывающих диспепсию.

Столь ранний докорм ребенка уже с самого начала периода грудного кормления приводит к нарушению баланса между выработкой молока организмом матери и потребностью ребенка, поскольку докармливаемый ребенок не дает "запроса" сосанием груди в течение необходимого времени. Это ведет к сокращению периода грудного вскармливания, что имеет для ребенка не только физиологические, но и психологические последствия.

Кормить грудью рекомендуется по режиму, причем рекомендуемые режимы допускают весьма небольшие вариации. Тем самым подразумевается, что, во-первых, все дети являются одинаковыми в своей нормальной физиологии (индивидуальность проявляется лишь в патологии, также как и у рожающей матери), во-вторых, сосание груди является не более чем физиологическим актом насыщения. Однако серьезные исследования показывают, что сосание материнской груди является для ребенка (и матери) сложнейшим психоэмоциональным актом, нарушение естественности которого может привести к отрицательным последствиям для физического здоровья и психики малыша.[30]

Единственное разумное объяснение кормления по строгому режиму - условия в родильном доме, где дети находятся в отрыве от матерей, т.е. удобство для медицинского персонала. А также пережитки того времени, когда ребенок попадал в ясли с двухмесячного возраста, а мать возвращалась к своему рабочему месту, имея реальную возможность приходить кормить его лишь через 3-4 часа. Но имеет ли это отношение к реальным потребностям ребенка?

Первые месяцы (2-3, а иногда даже 4 и более) родители часто слепо следуют устоявшейся практике пеленания, чему обучают новоиспеченную маму еще в родильном доме. Ни один врач не может вразумительно объяснить это насильственное обездвиживание ребенка. Родители же передают друг другу предрассудки типа "чтобы был ровненький". Единственное "разумное" объяснение тугого пеленания малышей в родильном доме - это желание медицинского персонала обеспечить себе спокойствие, поскольку туго спеленутый ребенок обычно дольше и крепче спит, что весьма "желательно", когда он находится в отрыве от матери на попечении медицинских сестер.

Пеленание лишает кожу ребенка доступа свежего воздуха, вызывая опрелости. В условиях пеленания не развиваются механизмы терморегуляции, что задерживает адаптацию ребенка в период новорожденности и в дальнейшем делает его более подверженным заболеваниям.

Но самое существенное в практике тугого пеленания - это обездвиживание малыша. Движение было основным принципом его развития еще с той поры, когда он был всего лишь оплодотворенной ·яйцеклеткой. Яйцеклетка содержит в себе прообраз мышц - сократительные белки, которые заставляют ее совершать движения. В дальнейшем формируется множество ритмов сокращения мускулатуры, которые продолжают функционировать и после рождения. Эти ритмы - одно из важнейших условий развития ребенка. Лишить его возможности двигаться - значит лишить его возможности развиваться, физически и психически.

До тех пор, пока малыша не перестанут пеленать и он не приобретет возможность занимать сам удобное положение, подавляющую часть времени он проводит на спине. Это положение - пожалуй, самое нефизиологичное из всех возможных (если только, конечно, не подвешивать ребенка за ноги), но единственно удобное при пеленании. Постоянное нахождение на спине (за исключением 5-6 минут рекомендуемого выкладывания на животик) приводит к вялости внутренних органов и ослаблению защитных свойств организма, а также к повышенной возбудимости нервной системы.

В течение первого года жизни ребенок получает серию профилактических прививок, призванных защитить его от ряда заболеваний. За приобретенный узконаправленный иммунитет ему приходится дорого расплачиваться. Во-первых, прививки разрушают естественный иммунитет; во-вторых, организм отравляется множеством высокотоксичных веществ, содержащихся в вакцинах; в-третьих, опасность осложнений от вакцинации часто гораздо больше, чем от самих заболеваний, против которых они предназначены. (В дальнейшем мы коснемся проблемы вакцинации более подробно).

Способы лечения заболевших детей чаще всего базируются на применении лекарств. Причем лечится тело ребенка, мыслимое как нечто отдельное от матери. Детям с такой же легкостью, как и взрослым, прописываются большие дозы антибиотиков и психотропные средства. Очевидно, что такой подход, если и оказывается эффективным, то с серьезными и долговременными последствиями, выражающимися в "залечивании" ребенка, с рядом побочных эффектов лекарственного воздействия, ослабляющих общее состояние младенца.

Подытоживая вышесказанное, мы можем заключить, что традиционный сегодняшний подход к новорожденным и грудным детям, характеризующийся игнорированием значения для них психоэмоциональных факторов при рождении и обращении с ними, базирующийся на догматах более чем полувековой давности, вызванных часто более социальными причинами, нежели основанных на физиологических и психологических данных, не учитывает реальные потребности и возможности новорожденных и грудных детей, приводя к целому ряду отрицательных последствий: психическому стрессу новорожденного и его матери, ослаблению психоэмоционального контакта между ребенком и матерью и другими членами семьи, снижению адаптивных возможностей детей, отставанию их в физическом и психическом развитии, ослаблению иммунитета и ухудшению общего состояния (как за счет психических стрессов, так и за счет неправильного обращения), а также к дезориентации самой науки об этих периодах жизни.

И еще один важный вывод мы должны сделать. Не инфекция, не холод и не другие "вредности" окружающего мира, а мы, взрослые люди, являемся главной опасностью для появляющегося на свет существа. Академики и профессора, для которых младенец не более чем "биологический объект". Родители, слушающие академиков и профессоров и боящиеся довериться собственному чувству. Мы научились видеть в этом существе лишь "особо организованное животное" и разучились видеть в нем человеческую душу. Может быть потому, что разучились видеть ее в себе? Может быть потому, что сами превращаемся в "особо организованных животных", не находя души в расчлененном и изученном вдоль и поперек человеческом теле? Чем же еще объяснить то насилие, которому человек подвергает не только окружающую природу, но и произведенное им на свет и, надо думать, горячо любимое, родное и желанное дитя?

Удивительно ли, что, вырастая, наши дети также начинают совершать насилия? Над природой, над себе подобными, уже над своими собственными детьми, и даже над… родителями. А кому-то, наоборот, нравится, когда над ними совершают насилие. Тогда жизнь приобретает определенность и ясность, не заставляя задумываться о высоких материях.

Наша культура - это насилие. У природы надо брать, не ожидая от нее милостей. Чтобы выжить, нужно совершить насилие над другими. Но мы хотим, чтобы не было войн, мы хотим свежего воздуха, хотим чистых человеческих взаимоотношений. Мы надеемся, что наши дети обретут то, чего не удалось достигнуть нам. Мы желаем счастья нашим детям. И с первых же секунд учим их… насилию.

Мы рассчитываем на взаимопонимание с детьми. Как это наивно. Ведь для этого нужно с самого начала понять их. Но… "Эта твердая мысль, хорошо укоренившийся постулат, что "это" ничего не чувствует, "это" ничего не слышит, "это" ничего не видит - о новорожденном".[31]

Нет, это о нас. Это мы ничего не чувствуем, это мы ничего не слышим и не видим. И в результате имеем нашего "среднего" младенца, о состоянии которого несложно судить по вышеописанной его истории. Стоит ли удивляться ужасающей статистике детской заболеваемости, в которой к тому же все большее место занимают заболевания нервные. Эту статистику обычно ставят в укор медицине. Однако нужно осознавать, что сегодняшнее состояние медицины - лишь концентрированное выражение нашего отношения к человеческой жизни, ее истокам и смыслу. Самое важное - это изменить подход к беременной женщине, роженице, женщине-матери и к младенцу, исходя из гуманистических ценностей, осознать сам факт родительства как глубокий творческий процесс.

глава iii
Слагаемые детского здоровья

Теперь нам хорошо видно, что проблема детского здоровья - это проблема общекультурная, социальная, а не узко медицинская. И основа здоровья детей - это прежде всего соответствующие культурные установки, выражающие отношение к родительству и детству.

Во введении мы привели основные принципы, касающиеся перинатального периода и базирующиеся на ориентации на активную профилактику. Реальное осуществление этих принципов возможно на основе подхода, который мы называем сознательным родительством, являющимся альтернативой обычному бессознательному следованию общепринятым штампам.

Сведение процессов беременности, рождения и раннего младенчества к чисто медицинским феноменам имеет, по крайней мере, три культурных следствия, логично проистекающих одно из другого, которые, в конце концов, и определяют сегодняшнее бессознательное отношение к этим периодам человеческой жизни:

1) все усиливающееся отчуждение родителей от их детей, начиная еще с периода вынашивания ребенка. Это отчуждение естественно возникает при рассмотрении матери и ребенка как пассивных объектов определенного вмешательства, осуществляемого якобы в их же интересах, что парализует активность родитеактивность родителей по отношению к своим детям, ослабляет их ответственность и ощущение собственной компетентности как родителей;

2) отсутствие родительства как социального института. Вместо этого существует ряд учреждений, навязывающих родителям свою волю, диктующих условия вынашивания и рождения ребенка, а также условия его существования в раннем младенчестве фактически без предоставления свободы выбора;

3) отсутствие научного подхода к родительству во всех его сферах (начиная с зачатия ребенка) как к сложному социокультурному явлению, во многом определяющему творческий и духовный потенциал общества. Соответственно отсутствует целостное представление о ребенке, особенно в младенческом возрасте.

Концепция сознательного родительства ставит своей целью преодоление этого отчуждения и тем самым утверждение родительства как социального института, существование которого является необходимым условием здорового общества. Подход к беременности, родам и младенчеству должен быть целостным, т.е. экологическим, учитывающим все стороны человеческого существа. Родители должны стать главными действующими лицами во всем процессе деторождения и воспитания.

Прежде всего это предполагает, что родители должны иметь свободу выбора в своих действиях, что подразумевает знание различных альтернатив и всех возможных результатов того или иного выбора. Кроме того, родители должны принять на себя ответственность за свой выбор, что предполагает оценку своих возможностей и понимание того, что именно они сами являются творцами своей жизни и своего родительского счастья.

Фундаментом здоровья человека прежде всего является экологическое мышление, из которого проистекает весь образ его жизни, способ взаимодействия с окружающим миром и осознания себя в этом мире. Основы экологического сознания должны закладываться на начальных этапах жизни, поэтому эти этапы - беременность, роды и раннее младенчество - требуют экологического подхода. Экологический подход подразумевает многоплановость человеческого существа, начиная еще с внутриутробной жизни, и, соответственно, многоплановость его естественных потребностей (которые нельзя свести к чисто физиологическим даже у эмбриона и плода). Удовлетворение всех этих потребностей - необходимое условие формирования человека, гармонично взаимодействующего с миром.

Основой экологического подхода является ориентация на естественное протекание природных процессов. В самой природе заложены механизмы, обеспечивающие оптимальные условия нормального и здорового развития ребенка. Следуя естественным природным закономерностям, мы можем удовлетворить все необходимые жизненные потребности ребенка, тем самым формируя потребности более высокого порядка.

В этом смысле сегодняшний медикализированный подход антиэкологичен, поскольку нарушает течение естественных процессов. С точки зрения сегодняшней медицинской практики, природа наделала много ошибок, которые следует устранить. Природа не предусмотрела механизма разлучения матери с ребенком после родов (а наоборот, во время беременности и в процессе родов пробуждает в женщине материнские инстинкты); не поместила в грудь матери достаточного количества питания на первые дни жизни малыша и не начинает производить в ней сок с месячного-возраста; не предусмотрела стерильной и термокомфортной среды для младенца и матери и еще много чего другого. Современный научный подход не надеется на природу, допустившую столь существенные несовершенства, даже в случаях нормальных физиологических родов и здорового ребенка. Практически ни одни роды не проходят без использования медикаментов и технологического вмешательства. С ребенком производится масса процедур, также призванных исправить ошибки природы, рождающей младенца в первородной смазке, без сульфацила натрия в глазах и не в тугом мешке, сковывающем его движения. В течение всего первого года жизни дальнейшее исправление несовершенств - стерильность, термокомфорт, строгий режим, прививки и т.д.

Каковы же могут быть следствия нарушения естественных процессов? Ответ угадать довольно просто, если мы примем во внимание, что в естественных природных процессах жизнедеятельности живых организмов заложены предпосылки их эволюции, их развития. Уходя все дальше и дальше от естественных условий существования, мы уходим от тех условий, которые сопутствовали появлению Homo sapiens, каковыми мы себя считаем.

Однако некоторые следствия, связанные с отходом от естественности, мы способны скомпенсировать и даже на более высоком качественном уровне. Скажем, недостаток физических движений компенсируется упражнениями, причем эффективность их и польза для здоровья могут быть больше, чем однообразный и нудный труд, связанный с добыванием пищи. Термокомфортные условия наших жилищ, приводящие к атрофированию системы терморегуляции, компенсируются закаливанием. Доступные методы физической культуры и закаливания возвращают современному цивилизованному человеку факторы естественной жизни, не покушаясь при этом на его интеллектуальное и духовное развитие, а скорее сопутствуя им. Но чем компенсировать ослабление материнского инстинкта вследствие разлучения матери и ребенка после родов? Чем компенсировать нарушенные вследствие использования медикаментов как физиологические, так и психоэмоциональные взаимоотношения матери и ребенка, закладывающиеся в процессе беременности и родов с помощью тончайших гормональных механизмов? Чем компенсировать страх в глазах родителей перед крошечным беспомощным существом в их руках?

Замена пещеры на родильную комнату и костра на акушерскую лампу, видимо, не являются одним из лучших достижений человечества, если это породило совершенно особый тип женщины, психологически (а во многих случаях и физически) не способной самой естественно родить своего ребенка, если это породило тип детей, не могущих не болеть.

Исследуя эту проблему, М.Одан пишет: "Существенно для понимания то, что сложности в родах идут во главе болезней цивилизации. В странах, где они достигают третьего поколения медикализированных родов, женщины все менее способны родить сами, используя свои собственные гормоны. Некоторые из них утратили эту способность во время своего собственного рождения". И далее: "…имеется корреляция между протеканием рождения младенца девочки и тем, как она будет рожать своих собственных детей".[32]

Сегодня все чаще говорят о Родовой Травме как значительной проблеме нашей культуры. Мы употребляем этот термин с большой буквы, чтобы различить его содержание с понятием родовой травмы в узкомедицинском смысле слова. Родовая Травма - это травма психическая, обусловленная событиями и условиями существования в перинатальном периоде. Поэтому правильнее было бы говорить о Травме перинатального периода.

Родовая Травма возможна вследствие действия механизма импринтинга, т.е. раннего запечатлевания, которое возможно не только у маленького ребенка, но и у плода. Благодаря явлению импринтинга, например, во время первичного контакта матери и ребенка сразу после рождения между ними образуется сильная психоэмоциональная связь, основа их будущих взаимоотношений, "включается" способность матери непосредственно ощущать потребности младенца и чувствовать его состояние. Ребенок запечатлевает принявший его мир в форме первичных внеутробных ощущений, и эти ощущения - основа его взаимоотношений с этим миром, фон, на котором будет строиться его сознательное отношение к миру. Будет ли это материнское тепло или агрессивная среда в виде резиновых перчаток, шлепающих по ягодицам для выжимания громкого крика, смывание первородной смазки, грубое отсасывание слизи из носа и рта, болезненное растягивание на столе для измерения роста, жжение в глазах от капелъ, обездвиживание тугим пеленанием и т.д. - все это несомненно имеет огромное значение.

Каждый вид импринтинга имеет свое критическое время. Вот почему важен контакт ребенка и матери в первые же минуты после рождения. "Гормоны, выделявшиеся матерью и ребенком во время родов, еще не выведены в этот первый час, - пишет М.Одан. - Они имеют основное значение для процесса привязанности. У матери и ребенка еще остается высокий уровень эндорфинов. Когда мы знаем, что опиаты (препараты опия) могут создавать привычки и зависимое поведение, легко понять, почему этот первый час после родов может играть такую важную роль в процессе привязывания. Только что родившая женщина находится в особенно чувствительном состоянии". И далее: "Это привязывание между матерью и ребенком существенный эпизод в жизни, и служит впоследствии образцом для всех других форм привязанности… Все привязанности, будь то к людям, животным или к вещам, не должны далеко отходить от этого первого образца "мать-ребенок".[33]

Хорошо известен факт, что если детенышей млекопитающего животного разделить с матерью сразу после рождения, то по истечении достаточно короткого промежутка времени мать может их не признать и даже съесть. Человеческая мать интеллектом понимает, что это "ее ребенок", но при изначальном разделении теряется то, что называется бондингом, т.е. та тонкая связь, позволяющая матери и ребенку быть нераздельным целым, позволяющая матери понимать язык ребенка и чувствовать его как себя.

Благодаря явлению импринтинга происходит формирование бессознательных структур, являющихся основами личностных характеристик, в конечном итоге влияющих на мировоззренческие установки и творческий потенциал человека. Первичные условия жизни ребенка - это модель мира и жизни, которые он бессознательно усваивает.

Естественное протекание перинатального периода создает ребенку тот "психический багаж", который позволяет ему жить в мире так же естественно, т.е. в гармоничных с ним отношениях. Нарушение естественных процессов ведет к отрицательным запечатлеваниям, имеющим следствием как серьезные психологические проблемы, так и проблемы с физическим здоровьем.[34] Здесь мы и можем говорить о Родовой Травме.

Аналогично Родовой Травме мы можем говорить о Травме Младенчества. Отрицательные запечатлевания создаются негативными переживаниями и мыслями матери относительно своего ребенка. Воспринимая их, младенец "усваивает" чувство опасности своего состояния, ощущение беспомощности.

Помимо физического здоровья нарушение естественных законов развития в младенческом периоде, неудовлетворение естественных потребностей ребенка ведет к существенному снижению его творческого потенциала. Приведем такой пример. При неспособности удовлетворить свои жизненные потребности как у животного, так и у человека формируется пассивно-оборонительный тип поведения, который характеризуется как "отказ от поиска". Любое отрицательное запечатлевание, вызывающее стрессовую реакцию ребенка, формирует пассивно-оборонительное поведение. Такие явления, как отрыв от матери, пеленание, кормление по режиму, закрепляют пассивно-оборонительную модель поведения. Поисковый рефлекс, присущий ребенку, угасает. В то же время "…поисковая активность способствует адаптивному развитию нервной системы".[35] А также: "Основным компонентом поведения, определяющим устойчивость организма к разнообразным вредным воздействиям, является поисковая активность".[36] Аналогичные выводы сделали в шестидесятые годы М.Селиджмен и А.Лабори, называвшие это явление "выученной беспомощностью" и "подавлением действия".[37]

Нетрудно видеть, как сильно это явление должно быть распространено при современных принципах ухода за малышом.

Конечно, сегодня человек не может вернуться к естественным условиям жизни наподобие своих далеких предков. Обладая разумом, он может воссоздавать их на более высоком качественном уровне. Но есть вещи, которые, как мы видели, мы не можем скомпенсировать ничем. Мы не можем "исправить" природу, мы можем лишь следовать ее законам.

Животное следует своим инстинктам. Человеческая же деятельность сознательна. Суть экологического подхода - сознательное следование природным законам. Отсюда проистекают основные положения концепции сознательною родительства, включающей в себя следующие аспекты (приводимые здесь в кратком изложении):

1) сознательное планирование семьи и подготовка к будущему родительству до зачатия ребенка;

2) осознанное проведение беременности, специальная подготовка к родам, максимальное использование срока беременности для положительного влияния на ребенка до его рождения;

3) сознательное проведение родов, исходя из того, что процесс рождения ребенка - это прежде всего важное семейное событие. Такой подход подразумевает активность матери в этом процессе, заинтересованное участие других членов семьи, создание женщине максимального комфорта и благоприятной психологической атмосферы, стремление к рождению ребенка наиболее мягким путем;

4) сознательный подход к младенцу, основанный на том, что с первых секунд внеутробной жизни он является существом с развитой психикой и множеством потребностей (далеко не только биологических), которые должны быть удовлетворены. Ребенок является во всех отношениях равноправным со взрослым человеком.

Цель экологического подхода к беременности, родам и младенчеству - формирование экологического мышления, устранение Родовой Травмы, Травмы Младенчества, а тем самым неизбежно возникающего барьера между человеком и окружающим миром, приводящего к специфическому образу жизни, свойственному современной цивилизации: замене единства с природой - противопоставлением, стратегии личностного, духовного роста - стратегией выживания в агрессивном и непредсказуемом мире.

Относительно периода первого года жизни мы выделим четыре главных аспекта, связанных со здоровьем ребенка, которые будут далее нами рассматриваться:

1) Психологическая культура взаимодействия с младенцем. Мы сознательно ставим этот аспект на первое место, ибо он в конечном счете является определяющим. Ребенка нельзя рассматривать в отрыве от той психологической атмосферы, в которой он находится. Прежде всего, это психологический микроклимат семьи, создаваемый родителями, их отношением к ребенку, друг к другу, к родственникам, и отношение родственников к ребенку. Младенец как губка впитывает в себя эту атмосферу, отражая ее своим состоянием. Принцип "единства души и тела", пожалуй, никогда не проявляется с большей очевидностью, как в первый год жизни. Поэтому психоэмоциональное состояние ребенка в период новорожденности и грудного вскармливания является определяющим для его здоровья.

2) Общие принципы ухода за малышом. Это набор рекомендаций по организации "быта" младенца. Все, что мы делаем с ребенком, должно способствовать его развитию. Сегодняшний стандартный подход обусловлен соответствующим отношением к ребенку как к существу, требующему каких-то особых мер для своего выживания. Поэтому большое количество обычно даваемых рекомендаций похоже на рекомендации по уходу за тяжелобольным. Жизнь ребенка должна органично вписываться в жизнь семьи. Вопреки установившемуся мнению о первом годе младенца как самом тяжелом времени для родителей, опыт подтверждает верность другой часто повторяемой мудрости : "маленькие дети - маленькие проблемы, большие дети - большие проблемы".

3) Физическая культура с первых дней жизни - основа развития малыша. От физической активности ребенка во многом зависит его психическое развитие. Новый подход к ребенку требует разработки и новой системы физической культуры. Обычно предлагаемые и рекомендуемые родителям популярные упражнения не учитывают его потребность в движении и его возможности и больше напоминают программу по реабилитации после тяжелой болезни. Ниже мы рассмотрим такие составляющие физической культуры младенца, как динамическая гимнастика, "бэби-йога", водный тренинг и закаливание.

4) Грудное вскармливание. Ввиду важности этого вопроса и обилия проблем, связанных с кормлением грудью, мы выделяем этот аспект отдельно. Процесс грудного вскармливания нельзя рассматривать как чисто физиологический акт. Такой подход сам по себе порождает множество проблем. Культура грудного кормления - это прежде всего культура общения матери со своим младенцем, имеющая большое значение для обоих.

В совокупности эти четыре аспекта порождают некоторую систему взаимоотношений родителей и ребенка, стержнем которой является экологический подход на основе сознательного выбора и собственной ответственности за свой выбор.

Хотя в дальнейшем мы будем говорить о физической культуре, о рекомендациях по первому году жизни и о грудном вскармливании как о некоторых процедурах, производимых родителями с детьми, следует иметь в виду опасность сведения общения родителей и ребенка к списку определенных процедур. Все должно быть естественно и составлять общий для семьи образ жизни. Любое действие родителей по отношению к ребенку - это процесс их общения, процесс обмена своими психоэмоциональными состояниями.

Ниже мы перечислим некоторые принципы, которые необходимо учитывать при совершении с ребенком практически любого действия. Особенно это важно при закаливании сильными процедурами и при большой физической нагрузке.

1) Учет предыдущей истории ребенка. Мы должны учитывать, как проходила беременность, принимались ли в это время медикаменты, были ли сильные эмоциональные стрессы, занималась ли мать упражнениями и закаливанием во время беременности, как и где проходило рождение малыша, использовались ли при родах медикаменты (стимуляция родовой деятельности, обезболивание и т.д.), как малыш провел первые дни жизни, насколько он психически травмирован и т.д. Учет этих факторов необходим для определения режима занятий и их интенсивности. Иногда ребенок настолько травмирован, что применение сильных закаливающих процедур может принести только вред. Иногда, наоборот, следует заниматься с ребенком более интенсивно, например, когда он "пьяный" от медикаментов, вводимых матери при родах. Порой стресс, полученный ребенком в родильном доме, а часто еще во внутриутробном состоянии, обусловливающий депрессивное состояние его психики, возможно "вытеснить" резкими ощущениями от сильных закаливающих процедур и физических нагрузок, после чего ребенок буквально "просыпается к жизни". Физические упражнения и закаливание матери во время беременности готовят ребенка к повышенным нагрузкам.

2) Учет особенностей психического развития. Если для взрослого какое-либо действие, направленное на улучшение собственного здоровья, - волевой акт, связанный с осознанием необходимости тех или иных мероприятий, то для маленького ребенка это лишь внешние воздействия, на которые он может реагировать только рефлекторно. Он не может еще осознавать их нужности и полезности. Поэтому бездумность и механичность в закаливании и физических упражнениях могут вызвать негативные реакции, способные травмировать психику ребенка. Необходимо учитывать особенности его нервной системы, которые проявляются в первые же дни. Соответственно различаются реакции на те или иные воздействия. Процедуры большой силы нельзя применять к чрезмерно возбудимым детям, а если они необходимы, то важным условием является контакт с матерью и сосание груди. В то же время небольшие стрессы на фоне положительных эмоций, создаваемые упражнениями и закаливающими процедурами, укрепляют психическую устойчивость, учат детей способности преодолевать стрессовые состояния.

3) Учет физиологических особенностей ребенка. Ребенок первого года жизни обладает некоторыми физиологическими особенностями, о которых мы будем упоминать, рассматривая ту или иную конкретную рекомендацию. Здесь же мы отметим следующий факт. Маленький ребенок, особенно новорожденный, обычно ассоциируется с существом слабым, незрелым. Часто пишется о несовершенстве различных его систем. Однако если мы посмотрим, что выдерживает практически каждый ребенок в процессе своего рождения и после него, то вынуждены будем изменить эту точку зрения. Едва ли взрослый человек сможет выдержать в пропорциональном отношении те нагрузки, которые испытывает ребенок во время рождения. Что же касается периода после рождения, то можно провести следующий эксперимент: здорового взрослого человека туго завернуть в несколько простыней и продержать его так недели три, кормя его в неподвижном состоянии, лишь изредка разворачивая "для смены пеленок". Какую нужно иметь волю, чтобы сохранить в порядке свою психику. Физическое же здоровье неминуемо будет нарушено. Трудно сказать, выдержит ли вообще средний здоровый человек такое испытание. Если к тому же добавить изоляцию от семьи, что и для новорожденных, как мы видели выше, имеет огромное значение. Если взрослого человека кормить смесями, которые рекомендуются для детей, то уже к концу первого дня у него начнется расстройство пищеварения. Если продолжать кормление, то наблюдается рвотная реакция. Новорожденные же и грудные дети способны все это выдержать. Правда, по-видимому, большой ценой.

Профессор И.А.Аршавский пишет "В педиатрии и биологии организмы ранних возрастных периодов обычно рассматриваются как незрелые и несовершенные по сравнению со зрелостью и совершенством взрослых… Физиология ребенка с этой точки зрения оценивается как первые шаги к цели, которой является состояние взрослого организма… Наши исследования позволили заключить, что во все возрастные периоды, начиная с зиготы, организм является совершенным и зрелым, если его функции адаптивно соответствуют календарному возрасту и специфической среде, с которой он должен взаимодействовать." [38]

В истории немало примеров, показывающих жизнеспособность и адаптационные возможности младенцев. Во время эпидемий чумы не раз видели умершую мать и выжившего грудного младенца. Во время землетрясения в Мехико в 1985 году лишь спустя шесть суток удалось извлечь 58 новорожденных детей из-под развалин родильного дома. Все они были живы.

Так называемый "эфирный слой" вокруг человеческого тела, ощущаемый наиболее сенситивными людьми, составляющий 3-4 см у обычного человека, 10-12 см у сильного "биоэнергетического целителя", у только что родившегося ребенка ощущается на расстоянии 20-30, а иногда и 40 см от границы тела (в положении на животе).

Таким образом, нам скорее надо исходить из представления, что младенцы являются существами очень сильными, обладающими огромными адаптивными способностями. Лишь наши страхи и наше неверие в них и в себя делают их слабыми.

И в то же время нужно учитывать, что эти возможности не безграничны. Это часто забывают родители, пытающиеся добиться каких-то исключительных результатов (что скорее нужно им, а не ребенку). Всегда следует чувствовать ту грань, которую нельзя переходить.

4) Комплексный подход. Комплексность подхода означает невозможность использования лишь отдельно взятых рекомендаций, что может не только не принести пользы, но и навредить. Все нижеприводимые рекомендации следует рассматривать только в комплексе.

В современном уходе за ребенком часто можно наблюдать такую картину, поражающую своей нелогичностью. Медицинская сестра приходит, чтобы сделать ребенку массаж. Ребенок, туго завернутый в пеленки, распеленывается, ему делают массаж, а затем снова помещают в пеленки и обездвиживают. Абсурдность этого очевидна. Массаж при таких условиях - не более как дополнительное к "воздушным ваннам" при перепеленывании средство, позволяющее ребенку выжить. Также не будут эффективны холодовые процедуры, если ребенка излишне кутать при прогулках. Правильное грудное вскармливание и физические нагрузки важны при закаливании холодом. Прикладывание к груди и хороший эмоциональный контакт с матерью дает чувство безопасности и "нормальности" происходящего, что необходимо для легко возбудимых детей, не давая им развить слишком бурную реакцию. Положение ребенка на животике способствует быстрейшему восстановлению сил после интенсивного холодового воздействия (особенно после занятий в открытой воде), успокаивает нервную систему.

При правильном обращении с малышом между ним и родителями устанавливается тесный психологический контакт, что имеет большое значение, так как родители при этом хорошо чувствуют состояние ребенка.

5) Родители - главные учителя своих детей. Специальные занятия физической культурой, водным тренингом или закаливанием должны производить именно они. Это обусловливается избирательным реагированием ребенка на людей: наиболее значимы для него родители, особенно мать. В руках родителей он ощущает себя безопаснее, нежели в чужих руках. Во время обучения занятия может проводить и опытный инструктор, задачей которого в основном является устранение у родителей возможных страхов и опасений. Исключение составляет "бэби-йога", которую должны проводить опытные специалисты.

6) Родители должны сами пройти через то, что они предлагают детям. Это требование крайне необходимо. Та же избирательность ребенка приводит к тому, что страхи, испытываемые родителями, воспринимаются им особенно сильно. Эти страхи неизбежны, если родители не приобрели собственного опыта и уверенности в том, что они намерены предпринимать с ребенком. Страхи (даже глубоко подсознательные), уловленные малышом, могут привести к его заболеванию. Самое лучшее все делать самим вместе с ребенком, особенно на начальных этапах. Это касается и физических упражнений, и ныряний в воде, и закаливания, а также питания и других сторон образа жизни.

7) Благоприятная психологическая атмосфера. Это требование также очень важно, поскольку малыш улавливает страх и беспокойство окружающих, и это влияние иногда может оказаться столь сильным, что вызовет целую цепь неблагоприятных последствий, называемых в народе "сглазом". Поэтому на занятиях с детьми по возможности должны присутствовать лишь подготовленные люди. Положительный, благожелательный настрой окружающих - фактор, который не только компенсирует возможные отрицательные эмоции у кого-либо, но и приводит к исчезновению страхов и опасений у самих родителей.

Ни в коем случае не надо хвастать и демонстрировать достижения вашего ребенка. Это желание понятно, но всегда помните, ради чего вы все это делаете. Ребенок не нуждается в том, чтобы быть экспонатом.

И конечно же нужно помнить, что только уверенность и спокойствие родителей, их благожелательность не только к ребенку, но и ко всем окружающим, - самая лучшая защита для малыша.

8) Поэтапность и регулярность. Несмотря на большие возможности ребенка с первых же дней, отправной точкой должны быть навыки и опыт родителей. Исключение составляют те случаи, когда ребенку необходима помощь, которую не могут оказать родители сами.

Например, сразу же после рождения малыш обладает способностью надолго рефлекторно задерживать дыхание при погружении под воду. Однако если родители не имеют навыка проведения акватаческого тренинга со своими предыдущими детьми, им следует сначала научиться свободно манипулировать ребенком в воде, научиться чувствовать его дыхание. При поэтапном освоении программы у родителей исчезают страхи и приобретается уверенность. То же касается и динамической гимнастики. Опытный инструктор может выполнять с ребенком довольно сложные упражнения в первый же день после его рождения (что иногда и демонстрирует родителям для устранения страхов и для понимания возможностей малыша). Однако это не следует сразу же делать родителям без соответствующего навыка свободно манипулировать телом ребенка. При поэтапном подходе приобретается ощущение его суставов, мышц, реакции на то или иное упражнение, и с этим опять же приходит чувство уверенности.

Необходимость регулярности занятий очевидна. Однако нужно стремиться к тому, чтобы эта регулярность была не обременительной, а по возможности естественной. Нет нужды строить какие-то расписания для гимнастики или плавания. Делайте это тогда, когда у вас есть время, а малыш к этому готов. Также научитесь чувствовать, когда ему это надо.

Родителей часто мучает вопрос: когда начинать? Когда начинать гимнастику, плавание, закаливание и т.д.? Этот вопрос может показаться странным, поскольку сводится к вопросу: когда начинать быть здоровым? Однако он вполне закономерен в свете того наукообразного подхода, который обычно преподносится в популярной литературе для родителей. Называются точные сроки начала воздушных ванн, холодовых процедур, физических упражнений. Причем сроки эти совершенно разные. Практически все едины в одном: никаких действий с новорожденными. На период новорожденности наложено табу. Ибо, согласно традиционному подходу, в этот период следует за ребенком наблюдать и выявлять патологии и отклонения в развитии. Период новорожденности - это период адаптации малыша к новым условиям существования, и "здравый смысл", основанный на страхе за это крохотное существо, подсказывает позицию пассивного наблюдения.

Обратимся, однако, к реальным научным данным. Согласно исследованиям, проведенным И.А.Аршавским, являющимся создателем возрастной физиологии, весь цикл индивидуального существования можно разделить на качественно различные периоды. "С понятием "период" предлагается связывать представление об очерченном отрезке времени индивидуального развития, в пределах которого особенности физиологических отправлений являются более или менее однозначными… Каждый возрастной период характеризуется своими специфическими особенностями физиологических отправлений и, соответственно, своими специфическими актами поведения, отражающими некую форму взаимодействия с определенными условиями среды, типично представленными в соответствующем возрасте… Переход с одного возрастного периода на последующий представляет собой как бы переломный этап, или, если угодно, критическую стадию, определяемую узкими временными границами, в течение которой происходит преобразование деятельности различных систем органов на новые уровни лабильности, обеспечивающие адаптацию к существенно новым условиям среды, с которыми он не взаимодействовал в предыдущие возрастные периоды".[39]

Период новорожденности как раз является таким критическим периодом. "То, что называется периодом новорожденности, мы характеризуем как переломный этап в индивидуальном развитии".[40]

Что же характерно для критических периодов, а, стало быть, и для периода новорожденности? "В случае действия в критическом периоде неких стрессовых форм раздражений, интенсивность которых не превышает адаптивные возможности в соответствующем периоде, организм приобретает способность в последующем противостоять не только влиянию воздействующего разражителя, но и многих других стрессовых факторов среды.

Стрессовая реакция, пережитая в раннем возрасте в соответствующем критическом периоде, повышает неспецифическую резистентность организма к действию разнообразных физических и психических воздействий в последующей жизни." [41]

Поясним, что здесь речь идет о так называемом физиологическом стрессе, приводящем к положительным результатам. Те же стрессы, которые приводят к упомянутой нами ранее Травме Перинатального Периода, относятся к так называемым патологическим стрессам. Из-за важности различения этих двух видов стресса в дальнейшем мы остановимся на этом вопросе подробно.

Таким образом очевидно, что как раз период новорожденности и не должен быть упущен, так как именно в этом периоде мы можем достичь максимального эффекта.

глава iv
Когда он еще не родился

Девять месяцев в материнском животе - довольно длительный срок. Он лишь на три месяца меньше года - того периода, о котором мы говорим. А изменений столько, что удивительно, как природа сумела уложиться в такой короткий промежуток времени, создав сложный организм из одной клетки. Сильно ли меняемся мы за девять месяцев? У него же значительные перемены каждый день, каждый час, даже каждую минуту. Для нас это - девять месяцев, для него - океан вечности.

Но мы как-то не задумываемся над тем, какие бурные события происходят в материнском животе. Как сначала образуется нечто бесформенное и аморфное, затем что-то напоминающее головастика… Потом "оно" приобретает черты человеческого детеныша. А теперь мы можем сказать, мальчик это или девочка. И, наконец, он такой, каким мы его увидим после рождения. Но мы не задумываемся над этим. Мы просто видим, как растет живот.

А задуматься стоит. Ведь придет время, и жизнь предъявит первые серьезные требования - рождение и адаптацию к новым условиям существования. И требования эти довольно высоки для организма и психики. Поэтому уже во время беременности нужно задуматься о том, чтобы ребенок оказался к этим требованиям подготовленным. Времени у него - океан. Но для нас это всего девять месяцев.

Современный подход к беременности как к медицинской проблеме, как к процессу, проходящему на грани с патологией, обусловливает и особый ее режим, в котором ведущим указанием, как правило, является "нельзя". Это один из многочисленных примеров, когда знаменитая заповедь врача "не навреди" превращается в принцип "как бы чего не вышло".

В этом периоде женщине принято создавать полный комфорт (насколько это позволяет наша жизнь). Ее принято "оберегать" от физических нагрузок, от холода, от жары, от недоедания, ей рекомендуют поддерживать свой живот бандажом, принимать витамины. Показателем к этому является просто сама беременность.

Результатом фактически "постельного" режима проведения беременности является рождение все большего числа хилых и неприспособленных детей, со слабыми нервными процессами, иногда непомерно "раскормленных", малоподвижных и вялых, для которых сам процесс рождения оказывается излишне травмирующим, а адаптация в период новорожденности проходит весьма болезненно и нередко с осложнениями. Другими словами, мы имеем то, что Н.А.Аршавский называл "физиологической незрелостью".

Частое следствие "постельного" режима - дети, рождающиеся с большим весом. А.Ю.Ратнер отмечает: "Все увеличивающееся число детей, родившихся с большим весом (до 4000-6000 г), не может быть легко и просто объяснено "акселерацией". Причин, вероятно, много больше, одна из важнейших, с нашей точки зрения, - малая двигательная активность беременных женщин (иногда в сочетании с нарушением режима питания) в третьем триместре беременности. Рождение плода, имеющего большой вес, всегда происходит с большими трудностями, чаще всего с акушерскими пособиями и потому с большими родовыми травмами".[42]

Согласно выведенному И.А.Аршавским энергетическому правилу двигательной активности, именно двигательная активность является важнейшим условием роста и развития организма. Движения имеются уже у оплодотворенной яйцеклетки-зиготы, осуществляемые при помощи особых сократительных белковых нитей. В дальнейшем те условия, в которых развивается ребенок, предполагают его двигательную активность. Его вес растет гораздо быстрее, чем поверхность плаценты, через которую идет обмен веществ с матерью. "Плацента характеризуется ограниченной величиной поверхности, лимитирующей избыточное поступление питательных веществ и кислорода из МК (материнской крови) в ФК (фетальную кровь). Отсюда периодически возникающее обеднение ФК этими веществами, которое, как это обнаружено в наших исследованиях, играет роль естественного физиологического стрессового раздражения для развивающегося плода''.[43] Ограничения на поступление вещества и энергии, накладываемые величиной плацентарной поверхности, заставляют плод двигаться. Однако одного этого фактора недостаточно. "Постельный" режим матери во время беременности приводит к недостаточной двигательной активности ребенка и его физиологической незрелости.

Ниже мы коротко, не приводя каких-либо методических рекомендаций, остановимся на эмпирически сложившихся в практике пренатальной подготовки способах "тренировки" ребенка до его рождения. В целом они сводятся к следующим четырем:

1) физическая активность и упражнения;

2) плавание, упражнения в воде и ныряние с задержкой дыхания;

3) закаливание;

4) кратковременное голодание.

Все это, конечно, делает мать. Однако, при неимении собственного опыта в некоторых специальных вопросах, предпочтительно осваивать его под руководством инструктора.

Прежде всего нужно себе уяснить, что беременность - это естественный, нормальный процесс, как и многие другие процессы в нашем организме. При этом процессе, однако, во чреве матери развивается живое существо, которое уже в это время может усваивать многие уроки жизни. В этот период жизнь ребенка тесно связана с жизнью матери и мать уже может формировать его будущие качества. Его можно тренировать и закаливать, давая себе определенные физические нагрузки и занимаясь закаливанием. Это не только благотворно воздействует на состояние матери, но и непосредственно воздействует на ребенка, нарушая в некоторых разумных пределах его комфортное и "обеспеченное" существование и заставляя активизировать свои защитные и приспособленные механизмы. Это ведет не только к лучшему физическому развитию ребенка, повышению его общего иммунитета, сопротивляемости воздействиям окружающих условий, но и к более развитой и уравновешенной к моменту рождения психике. Такие дети рождаются хорошо физически развитыми, ведут себя активно, очень быстро адаптируются к новым условиям, быстро развиваются, с самых первых дней готовы к достаточно большим нагрузкам.

Физические нагрузки должны быть хотя и не сравнимы со спортивными, но достаточно большими, если к этому нет противопоказаний. По крайней мере, сама беременность не является противопоказанием.

Следует исключить, конечно, резкие движения, бег и поднятие тяжестей. (Однако опыт показывает, что не нужно прекращать бег, если он регулярно практиковался до беременности и не вызывает неприятных или подозрительных ощущений. В первые три месяца это еще вполне удобно, но далее нужно прислушиваться к себе и ребенку повнимательней). Полезно делать упражнения с мягкими, плавными движениями, просто танцевать.

В народе беременной женщине советовали почаще мыть полы. Эта простая рекомендация бесценна. Ежедневное мытье полов (передвигаясь на корточках) обеспечивает хорошую физическую нагрузку, укрепляет и делает эластичными мышцы промежности и тазового дна, что необходимо для хороших родов. Другими словами, нормальная беременность не должна быть преградой к высокой физической активности.

Чрезвычайно полезно плавать и нырять - в идеальном случае ежедневно и до состояния легкой и приятной усталости. Замечено, что плавание развивает те мышцы, которые работают при родах. Плавание дает хорошую физическую нагрузку всему организму. Повышается его потребность в кислороде, что тренирует и ребенка к условиям его нехватки. Этому способствуют также многократные ныряния. Тренировка ребенка к гипоксии - это важный элемент в подготовке к последующим физическим нагрузкам, закаливанию. Умеренная нехватка кислорода - благотворный фактор для повышения внутренних резервов организма. Нужно помнить также, что рождение для ребенка - это процесс, связанный с острой нехваткой кислорода.

Замечено, что дети, матери которых много плавали и ныряли на протяжении всей беременности, в первые же дни способны гораздо на большее время затаивать дыхание под водой, чем не тренированные таким образом. И.А.Аршавский отмечал: "…гипоксемические экспозиции у матери в третью треть беременности вызывают у плодов адаптивную реакцию увеличения кислородной емкости крови…".[44]

Не нужно прекращать во время беременности и закаливающие процедуры. Они хорошо влияют на ребенка как через организм матери, так и непосредственно. Есть утверждения, что после 5-6 месяцев беременности, когда прослойка амниотической жидкости становится достаточно тонка, температурные воздействия могут достигать ребенка.

Холодные обливания матери хорошо "закаливают" ребенка в утробе, повышая его жизнестойкость. К сегодняшнему дню имеется большой опыт эпизодических (в среднем один раз в неделю) купаний беременных женщин в ледяной проруби. Конечно, желательно иметь такой опыт до беременности, но практика показывает, что, пройдя через обливания холодной водой, здоровая женщина может начать купания в проруби и во время беременности. И хотя это всегда вызывало нападки медиков, дети, рожденные после такой подготовки, их великолепное здоровье и какая-то внутренне присущая жизнерадостность, должны бы заставить задуматься об огромном потенциале, содержащемся в естественных природных факторах. Кроме того, жизнь убеждает нас, что беременность сама по себе не является противопоказанием даже для таких сильных воздействий, как купание в ледяной воде.

Не менее полезно посещать баню. Однако с этим всегда связано много страхов и предрассудков. И едва ли врач даст "добро" на посещение бани своей беременной "подопечной". На деле же все сводится к вопросу дозировок и противопоказаний. Нужно, конечно, помнить, что в условиях повышения потребности в кислороде, при потерях тепла и в парной организм матери должен быть способен восстановить равновесие не только в себе, но и в организме ребенка, так как многие ее органы работают "на двоих". Предельно допустимые нагрузки здесь, естественно, будут ниже, чем обычно. Нельзя проводить сильнодействующие закаливающие процедуры при таких осложнениях, как повышенный тонус матки, слабость матки, нарушенное кровообращение и т.д. Но список противопоказаний, скорее всего, не так уж велик.

Хорошим тренирующим воздействием на ребенка обладают кратковременные голодания матери на протяжении всей беременности. (Безусловные противопоказания - диабет и анемия). Небольшой дефицит питательных веществ приводит к тренировке ребенка лучше использовать свои внутренние резервы. При отсутствии каких-либо серьезных нарушений здоровья не следует бояться, что ребенку будет чего-либо угрожающе недоставать, если мать полноценно питалась до голодания. Ребенок "вытягивает" все необходимое из материнского организма, так что матери нужно внимательно следить за своим состоянием, а не волноваться за ребенка.

Если до беременности не было опыта голоданий, то не следует голодать более 1-2 раз в месяц по одному дню (больше из психологических соображений, поскольку во время голодания может сильно повыситься раздражительность, нервозность). Если такой опыт был, то можно периодически голодать и по 3 дня (ежемесячно). Не следует проводить так называемых "сухих" голоданий, то есть без воды, так как внутренняя интоксикация при этом значительно больше. Особое внимание следует уделять плавности выхода из голодания. Помимо всего, голодание способствует очищению организма матери, что помогает, например, избавиться от токсикоза.

Не стоит проводить слишком длительные голодания, особенно в середине и конце беременности, хотя при этом дети рождаются очень крепкими и развитыми, но слишком крупными, а значит повышается вероятность травмирования как ребенка, так и матери при родах. В отличие от "раскормленных" детей при традиционном "постельном" режиме и еде "за двоих", дети, прошедшие "голодания", обладали развитой мускулатурой при относительно малом количестве жира, были очень подвижны и активны. Это доказывает положительный эффект голодания. Однако прибегать к длительным голоданиям не следует.

Все это имеет также и воспитательное значение для еще не родившегося малыша. Во-первых, мать уже в этом периоде его жизни предоставляет ему определенную модель поведения, связанного со здоровым образом жизни. Во-вторых, условия его внутриутробного существования приближаются к естественным или, по крайней мере, расширяется диапазон воздействий, которые воспринимаются ребенком как естественные. Мать не закладывает в него страха перед природой, а значит появляется надежда, что между малышом и природой не будет того чудовищного разрыва, который создает наша цивилизация.

Вместо этого сегодня многие беспокоятся об интеллектуальном развитии своих детей. Это приобретает черты чуть ли не массового психоза. Появился термин "раннее развитие", подразумевающий именно развитие интеллекта. Добрались и до процесса беременности. Появились даже специальные "обучающие" программы, реализуемые с помощью динамиков, помещаемых у материнского живота, .от которых исходят особые ритмичные сигналы, стимулирующие те или иные мозговые структуры. Помимо "особо организованного животного" ребенок стал рассматриваться как "компьютер", напичканный "программами", которые нужно во что бы то ни стало "включить". Интеллектуал в пеленках - вот новый идеал, новое порождение "царя природы", присвоившего себе право игнорировать ее законы.

Раннее интеллектуальное развитие, раннее половое созревание, раннее старение - нет ли в этом ряду какого-то сходства? В природе все подчиняется ритму. У нее для всего свое время. Или и здесь она сделала ошибку?

Человеческий разум не исчерпывается интеллектом и имеет много предпосылок и условий для своего развития.

Развитие это реализуется путем прохождения многих этапов. Один из них - внутриутробный. Но это не время для интеллекта (впрочем также, как и первые годы внеутробной жизни). В это время ребенок симбиотичен с природой, он с ней - одно целое. Не женщина, а вся природа беременна этим ребенком. Женщина лишь инструмент, посредник. И мы не имеем права диктовать свои условия. Мы можем быть лишь хорошими посредниками.

Рождение - это акт своеобразного "отвержения", потери симбиоза. И это само по себе травма. Но природа дает человеку интеллект, чтобы придти к гармонии в отношениях, и разум, чтобы снова придти к утраченному симбиозу. Шаг за шагом, постепенно ведя его к этой цели.

Раннее стимулирование развития интеллекта - это грубое вмешательство в природную программу, за которое приходится расплачиваться ни чем иным как ее неполной или искаженной реализацией. И даже развитый, "простимулированный" интеллект не способен "доделать" то, что не смогла сделать природа благодаря усилиям ее "царя".

Период внутриутробного развития - период симбиоза ребенка с природой, период их взаимной любви, и нужно этот симбиоз поддерживать, нужно дать ребенку природу, ибо мы ее теряем, а он теряет ее вместе с нами. А вместе с этим теряется Любовь, без которой разум - бесчувственный компьютер, сухой интеллект, расчленяющий и анализирующий, бьющийся в беплодных попытках понять то, что без Любви ему понять не дано.

глава v
О том, как мы нужны друг другу

Одна из характерных черт нашего времени - это отношение к маленькому ребенку как к некоему довольно умилительному существу, но тем не менее безмозглому, обделенному разумностью по сравнению с нами, взрослыми. Если абстрагироваться от родительских чувств, которые природа неминуемо пробуждает в матери и отце, и от чувств кровного родства, питаемых родственниками, отношение это граничит с отношением к красивой и премилой кукле. Бели мы и говорим о каком-то формальном равноправии ребенка со взрослыми, то скорее всего лукавим. Для взрослого человека малыш - чаще всего недоразвитый взрослый, а потому в чем-то неполноценный.

Не говоря уже о ребенке который еще не родился. Его как будто просто нет. "У них будет ребенок", - говорят о семье, ожидающей рождения малыша. Он только будет. А сейчас его просто нет…

А когда он совсем крошечный и еще не проявляет своего существования во внешнем виде мамы, мы считаем своим правом решать, будет ли он жить или нет. "Будете оставлять ребенка?'', - не такой ли вопрос задает врач женщине, впервые пришедшей на осмотр, заподозрив свою беременность. Не содержится ли в этом вопросе в концентрированном виде вся наша культура отношения к детям, друг к другу, и в конечном итоге к жизни вообще?

А обращение с младенцем при его рождении? Спросим себя: можно ли так обращаться с человеком? Каждый из нас не пожелал бы этого себе. Почему же это допускается по отношению к ребенку? Не потому ли, что за человека-то он и не считается, по крайней мере за полноценного?

А дальше мы говорим о воспитании, которое, несмотря на обилие теорий и красивых слов, на практике сводится в конечном итоге к простой схеме: один человек, умный (это, конечно, взрослый, воспитатель) должен чему-то обучить другого, глупого (это, конечно, ребенок, воспитуемый). А далее появляются легковоспитуемые и трудновоспитуемые. На помощь приходит наука - педагогика, которая при таком отношении к ребенку также будет сводиться к задаче: как добиться цели обучения, несмотря ни на что.

И все же мы любим детей. Не замечая, что любим их какой-то странной любовью, к которой примешано потаенное чувство собственного превосходства, собственной "доделанности".

Здесь мы намеренно стараемся не использовать слово "воспитание", подразумевающее воспитателя и воспитуемого. Мы говорим о взаимодействии, предполагающем равноправное партнерство родителей и детей в процессах взаимообогащения и взаимного роста, называемых родительством и детством.

"Сознательное родительство" - это отношение к родительству как к пути реализации личности, ее развития и духовного роста. И наши дети реально предоставляют нам эту возможность.

Если мы не склонны считать себя просто белковыми телами, если мы задумываемся о том, что же такое жизнь, что такое ощущаемое нами "Я", то мы обнаружим, что появление на свет нового человека - это событие, движимое силами, недоступными пониманию нашим ограниченным интеллектом. Это таинство, переживаемое лишь каким-то трансцендентным образом, за пределами обычной логики. Таинство жизни и одновременно смерти, рождения и умирания, расцвета и угасания. Тайна, которой мы являемся сами для себя. И если мы не уподобляемся глупцу, считающему себя совершенным и мудрым, мы должны признать эту тайну, которую приносит с собой в мир ребенок, мы должны признать в нем "Я" так же, как в себе, такое же право жить, развиваться и проявлять это свое "Я".

Если мы задумаемся над тем, что же такое родительство как природное явление, то обнаружим, что это хитроумный способ, с помощью которого душа появляется в этом мире, а родители - те люди, которые помогают ей сделать первые шаги. Поэтому родительство - миссия, и возлагается она, как показывает сама жизнь, не только по нашему желанию. Мы должны ее принять, принять с благодарностью как способ приоткрыть завесу тайны, возможность пережить глубины Бытия, отражение которых приносит с собой наш малыш.

Мы говорим: "мой ребенок", и любовь наша к нему - это любовь к чему-то "моему". Не обязательно любить то, что "не мое". Но "мое" мы всегда любим. Но если родитель - лишь средство для души прийти в этот мир, то становится естественным глупый на первый взгляд вопрос: "А действительно ли это ваш ребенок?". Не нужно быть искушенным психологом, чтобы понять, что любовь к "своему" - прежде всего любовь "себя". Нужно признаться себе, что, любя своего ребенка, я прежде всего люблю себя, волнуясь за него, я волнуюсь на самом деле за себя.

Ребенок заболел, родители волнуются. Почему? Проанализируем их чувства. Они волнуются потому, что им неприятно, что ребенок заболел, они не хотят, чтобы он болел, потому что им плохо, когда ребенок болеет. Когда мы хотим, чтобы наш ребенок был здоров, то не есть ли это прежде всего желание для себя благополучия и спокойной жизни?

Наша любовь к детям так непохожа на ту Любовь, которую дети приносят с собой. Любовь безусловную, без всякой "самости". Они еще не умеют думать о себе. Мы должны признать, что наша любовь больше похожа на привязанность, а настоящая Любовь - это то, чему мы должны учиться у них.

Но вместо этого они учатся у нас нашей любви. Любя детей, мы хотим, чтобы они были похожи на нас, но при этом не совершали наших ошибок. И они становятся похожими на нас, но упорно повторяют наши ошибки. Каждый ребенок - памятник своим родителям. И та душевная боль, которую нам порой причиняют наши дети, - не боль ли это от встречи с самим собой, со своими собственными качествами?

Прежде всего нам нужно научиться любить детей ради них, а не ради себя. А этому лучше всего нас могут научить они сами. Как взывал Ф.Лебойе "Пусть женщины поймут, почувствуют: "Я его мать", а не "Это мой ребенок".[45]

Итак, наши дети - наши равноправные партнеры. И в не меньшей степени, чем мы для них, они наши учителя. Нужно лишь избавиться от чувства собственного превосходства и уметь взять то, что они нам дают. А дают они нам немало. Вот как сформулировал возможность детей быть нашими учителями С.В.Ковалев. Итак, наши дети:

1) предъявляют нам образцы поведения, принадлежащие к числу высших этических эталонов: сосредоточенность на исследуемом предмете - бескорыстную и самозабвенную (у нас уже этого зачастую не остается), а также доверительное, подлинно диалогическое общение без свойственных нам, взрослым, защитных механизмов;

2) предоставляют нам редкую возможность, встав на детскую точку зрения, увидеть мир по-новому, без искажающих наше восприятие стереотипов и предрассудков;

3) воспринимая нас непосредственно и точно, без свойственных нам, взрослым, "соглашательских" моментов, именно дети возвращают нам действительно точное зеркальное изображение нас, родителей, свободное от всяческих "взрослых" искажений".[46]

Дети часто становятся жертвами нашей вопиющей неграмотности и того тщательно скрытого пренебрежительного отношения к ним, которое исповедует наша сегодняшняя культура.

Они становятся жертвами еще задолго до своего рождения. Например: "Результаты анкетных опросов показывают, что большинство детей, которых "не ждали", в дальнейшем заболевало неврозом страха, поскольку первичная неуверенность в их рождении со стороны родителей в какой-то мере отражалась на появлении у них в последующем неуверенности в себе".[47] Или: "Отрицательное отношение к беременности и несоответствие пола ребенка ожидаемому родителями встречались в 68% случаев и часто имели последствием заболевание детей неврозом страха".[48]

Что происходит с ребенком, когда родители решают вопрос, сделать аборт или позволить ребенку жить? Об этом редко задумываются. Ведь он еще не человек!

Одни родители ждут мальчиков, другие девочек. Да, люди различаются между собой и хотят играть в разные игрушки… "Мы хотим мальчика". А если там девочка? Ах да, ведь ее еще нет… Можно ли представить себе больший абсурд?

Они становятся жертвами при рождении не только из-за варварского с ними обращения, а еще и потому что в это нелегкое время с ними нет… мамы. О чем думает мать во время родов? Скорее всего о том, как ей больно и чтобы все это поскорее кончилось. И больше никогда… А порой и ни в чем не повинный малыш предстает перед матерью как исчадие ада - ведь это он заставил ее так страдать.

Если бы она знала, что ее страдания не соизмеримы с его страданиями. В муках не только рожают, но в еще больших муках рождаются. И когда он наконец родился: "Восхищенное лицо. Эта женщина радуется красоте ребенка? Нет, конечно. Она улыбается, потому что… все закончилось".[49]

Мать с ребенком в родах также должны быть партнерами, помогающими друг другу в этой нелегкой работе. Ребенок при рождении не пассивен. Он активно помогает матери, выделяя большое количество гормонов. Это их совместный процесс. Но эта помощь так сильно зависит от того, принимается она или нет, от того, где сейчас находится мама своим сознанием - с ним или далеко от него.

Но вот он дома. Маленькое существо, пришедшее в мир в страданиях. Но и это, оказывается, еще не все. Он становится жертвой страхов и волнений. За него постоянно волнуются. Мама, папа, особенно бабушка. Сейчас даже само материнское чувство связывается с волнением и беспокойством. Представьте себе мать, не волнующуюся за своего ребенка. Да разве это мать!

Страхи, окутывающие малыша, становятся его собственными страхами. Он не умеет не доверять. Он любит, а значит доверяет, верит в то, что думают о нем. И эти страхи обращаются в реальность. А что родители, бабушки и дедушки? Представьте себе человека, чьи опасения оправдались. Значит, он был прав, значит, он умеет предвидеть. И начинают предвидеться еще более страшные вещи…

Как трудно поверить, что наши мысли и страхи могут так легко стать реальностью. Вот классический пример. Ребенок начинает ходить. Вот он делает первые неуверенные шаги, новые ощущения переполняют его, он шагает все быстрее и быстрее, все дальше и дальше от мамы. Что думает мама, если ребенок достаточно далеко? Она думает: "Сейчас упадет!" Что делает ребенок? Конечно, падает. Думайте, что он слабый и неприспособленный, и он таким будет. Думайте, что он может заболеть, - и он обязательно заболеет.

Мы уже говорили, что младенец - существо чрезвычайно сильное. Да, ему действительно нелегко после рождения, все его силы мобилизуются на первостепенную задачу - выжить. Но природа прекрасно его защитила, снабдив такими внутренними ресурсами, о которых взрослый и не помышляет.

И все же он уязвим. Уязвим до удивления просто. Те его тонкие психические структуры, благодаря которым он является существом человеческим, новые в эволюционном отношении, природа защитить еще не успела. Для этого есть мать и отец. Для этого есть семья. А если такая защита вообще не предусмотрена? Как он может чему-то научиться от нас, будь он "вещью в себе", обладай он этой защитой? Ведь ему расти и жить среди людей.

Как губка впитывает он все, что происходит вокруг. А что же вокруг него происходит? Суета, волнения, страхи, беспокойства. А если еще в семье конфликты? "…В первый год жизни ребенка психическое состояние матери влияет на состояние малыша. Излишние ее волнения, связанные, например, с трудностями в отношениях с мужем и его родителями, чрезмерная озабоченность только усиливают беспокойство ребенка".[50]

Типичный пример. Утром ребенок спокойно спит в своей комнате, родители же на кухне принимаются бурно выяснять отношения. Отец в расстроенных чувствах уходит на работу, мать в волнениях принимается за будничные дела. Вечером они помирятся. А ребенок? Ночью у него вдруг обнаруживается высокая температура. Он горячий, тяжело дышит. Прибывший врач, затрудняясь поставить диагноз, подозревает воспаление легких, хотя делает это из-за перестраховки. Ребенка забирают в больницу, а через 2-3 дня выписывают за неподтверждением диагноза. Но он уже успел получить большую дозу антибиотиков. Он ослаблен, флора его кишечника нарушена. Начинаются новые проблемы. Но разве есть такой диагноз - конфликт между родителями?

Другой пример. Поздравить родителей с рождением малыша и полюбоваться новорожденным приезжают родственники. А затем опять температура, плач до утра, бессонная для матери ночь с неунимающимся ребенком на руках. И, может быть, опять врач. Не разве есть такой диагноз - волнение бабушки? А что будет, если постоянно волнующаяся бабушка живет в той же квартире? А волноваться и переживать, как известно, бабушки умеют…

Благожелательный, позитивный настрой способен делать чудеса. Любовь родителей друг к другу, их любовь к ребенку, их уверенность в его возможностях, в его силе и способностях - ничем не заменимые условия благополучия малыша. Прежде всего - преодоление своих страхов и беспокойств относительно ребенка, основанное на понимании той тонкой сцязи, которую имеют дети и родители. Ребенок верит вам, воплощая ваши мысли. Не является ли это прекрасной возможностью учиться вере, но только вере в себя? Не представляет ли это возможности понять то, как наши мысли воздействуют на нас самих?

Воспринимайте своего ребенка как сильное существо, способное справиться с любым обстоятельством. "Он может", "он способен" - эта вера, подкрепленная разумом и знанием, становится реальностью, если она искрення и основана на глубоком внутреннем убеждении. Подведем некоторые итоги.

1. Родительство следует рассматривать как возлагаемую природой миссию, посредством которой приходит в нашу жизнь новое человеческое существо. Родители - проводники пришедшей души, призванные помочь ей сделать первые шаги. Мы не имеем права считать ребенка "своим". Он сам по себе. Он - такое же "Я", как мы. Он только рождается через нас и с нашей помощью проходит первые ступени жизни.

2. Отношение родителей к ребенку должно быть отношением равноправного партнерства и взаимообогащения. Нам тоже многому можно поучиться у наших детей. И главное - любви и доверию, душевной чистоте и непосредственности. Они могут многое нам рассказать, если мы сумеем понять их язык, настроиться на их волну. Ведь они приходят из того Неведомого, которое для нас - неразрешимая загадка. И порой именно в них мы можем ясно увидеть те глубины Бытия, которые едва различаем в себе.

3. Психологический климат в семье - своеобразная питательная среда для психики ребенка. Через нее он учится жизни и ее ценностям. Отношение родителей друг к другу, отношения между родственниками - модель человеческих взаимоотношений для малыша с самых первых дней. Ребенок - фокус, в котором сходятся все взаимоотношения в семье. И эта среда может быть как благотворной, так и вредоносной. Малыш практически беззащитен в психическом отношении. Его защита - это родители с их любовью к нему и друг к другу, и прежде всего мать. Родители своим отношением друг к другу и любовью к ребенку способны защитить его от любых вредных воздействий и создать атмосферу, благоприятную для развития психики ребенка, а стало быть, для его физического здоровья.

4. Малыш сохраняет после рождения тесную психоэмоциональную связь с матерью, непосредственно воспринимая ее состояния. Унаследовав определенные структуры, ответственные за психическую деятельность, от отца, он также зависим от его состояния. Несколько в меньшей мере это касается и других родственников. Ребенок - как прибор, настроенный в резонанс с психическим состоянием родителей. Имея явно выраженную зависимость физического состояния от состояния психического, он реализует все, что о нем думают, что от него ожидают. Поэтому важно понять, что наш ребенок настолько здоров, насколько мы думаем о нем как о здоровом. Он такой, каким мы его склонны воспринимать. Его способности и возможности в большей мере зависят от того, верим ли мы в эти его способности и возможности или нет.

5. Основное, что нужно нашему ребенку от нас, - это наша любовь, но любовь безусловная, любовь ради него самого. Необходимо понять, что страх и беспокойство за ребенка - не признак любви к нему. Это признак нашего эгоизма. Любовь побуждает давать ребенку то, что ему необходимо. Необходимы ли ему наши страхи и волнения? Любовь заставляет преодолевать собственные слабости и недостатки ради другого. Любви нужно по-настоящему учиться, и лучшие учителя - наши дети.

глава vi
Феномен бондинга - основа гармонии

Вообразив себя существом надприродным, человек переделывает природу по своему разумению. Он создал науку и стал доверять только ей, перестав доверять природе. На протяжении всей эволюции живого на земле отлаживались механизмы роста и развития живого существа, приведшие к возникновению человека разумного. И этот человек перечеркивает действующие законы в угоду своим умозрительным выводам. Особенно сильно это отразилось на детях. Условия их вынашивания, рождения и раннего младенчества как будто призваны подготовить их к жизни где угодно, но только не на Земле и не среди людей. Наука объявила беременность болезнью, наука изолировала роженицу от семьи, наука решила, что ребенку безопаснее без матери сразу же после рождения, наука вообще перестала считать новорожденного полноценным человеком. Эта же наука выдает нам массу рекомендаций, что мы должны делать с нашим "недоделанным" чадом. Не нужно полагаться на то, что есть даже у животных - родительское чутье. Его заменяет теперь наука. И уже совершенно не удивительно, что каждое животное "знает", что нужно делать со своим детенышем, а просвещенный человек растит детей по книжкам.

Естественный подход отталкивается от феномена бондинга.[51] Бондинг - это незримая связь между ребенком и матерью, благодаря которой они и после рождения ребенка продолжают оставаться единым целым. Бондинг - это то, благодаря чему мать может понимать язык ребенка, то, что наполняет для нее конкретным содержанием каждый его неуклюжий жест, гримасу, каждый издаваемый звук. Мать должна "знать" своего младенца, она должна "знать" его потребности и его состояние. И она "знает" это посредством бондинга.

"Бондинг дает интуитивный, экстрасенсорный тип отношений между матерью и ребенком. Бондинг - это процесс чувства, недоступный дискурсивной мысли, языку или интеллекту".[52]

Дж. Ч. Пирс приводит следующие замечательные примеры бондинга, позволяющие понять, о чем идет речь: "В моей книге "Волшебный ребенок" я рассказал об американской матери Джейн Маккеллар, которая наблюдала, как новорожденных детей в Уганде носили на лямках около материнской груди. Пеленок не использовали и, так как младенцы были всегда чистыми, Джейн спросила матерей, как они управляют мочеиспусканием и испражнением кишечника. "Мы просто идем в кусты", - отвечали матери. Но как, спросила Джейн, вы узнаете, когда крошечному младенцу нужно в кусты? Изумленные матери ответили: "А как вы узнаете, когда вам нужно идти в кусты?" В Гватемале матери также носят своих новорожденных детей таким же образом, и если новорожденный все еще мочит мать через два или три дня, женщина считается глупой и плохой матерью".[53]

Бондинг - это не то, чему можно обучить. Можно только сделать так, чтобы он имел место или же нет. "Бондинг, однако, является биологическим процессом. Он включает прямую, физическую связь между нашим средним мозгом и нашим бьющимся сердцем".[54]

Фактически бондинг возникает с самого начала беременности. Женщина не просто вынашивает ребенка. В ней происходят изменения, которые позволяют ей осуществлять функцию материнства. Чувства обостряются, интеллектульная деятельность притупляется, усиливается интуитивное восприятие. Чувства и интуиция - вот те инструменты, которые позволяют ощущать ребенка, ронимать его потребности. Отношения бондинга формируются, если мать естественно следует всем изменениям, происходящим в ней, и принимает их. Это тот период, когда нужно уйти в себя, в свою беременность, в своего ребенка. Это период неизвестных доныне ощущений, странных снов, непонятных сигналов. Женщина перестает быть просто женщиной. Она становится матерью.

Любое насилие над этим процессом, неприятие изменений, стремление жить внешней жизнью, интеллектуальные перегрузки - все это нарушает установление бондинга. Ребенок, будучи еще не рожденным, уже… лишается матери. Как много сегодня в материнских животах вынашивается беспризорных детей. Потому что мамы полны повседневных забот, мамы работают, у мам свои интересы, мамам некогда даже вспомнить о том, что в их чреве идет кипучая, требующая самого элементарного их внимания жизнь.

Роды, первые минуты и часы жизни малыша - особенно важный период в установлении бондинга. Предусмотренный природой его естественный ход автоматически приводит к этому. И здесь отметим два фактора - состояние матери при родах (во многом определяемое условиями, в которых она рожает) и удовлетворение элементарных нужд ребенка в родах и сразу же после рождения.

Во время родов мать находится в измененном состоянии сознания, которое в нормальных условиях, при определенной психологической подготовке и позитивном настрое, носит характер пикового переживания, способного сильно трансформировать мировосприятие. В это время активизируется то, что можно назвать интуитивным сознанием. Ребенок поддерживает этот процесс, выбрасывая в кровь матери большое количество гормонов. Характер этого пикового переживания весьма существен для установления бондинга. Шоковое состояние, вызванное условиями родов в современных родильных домах и психологической неподготовленностью, чаще всего приводит к запечатлеванию родов как негативного опыта и, как следствие, к ослаблению бондинга. Немалую роль играет практически обязательное использование медикаментов, нарушающее гормональный баланс и естественный ход процесса.

Чрезвычайно важны первые минуты жизни малыша, только что прошедшего через адовы круги рождения и ввергнутого в этот пугающий и непонятный мир. "Для малыша этот мир - пугающий. Его разнообразие, огромность сводят с ума маленького путешественника… Рождение - это гроза, ураган. А ребенок - терпящий кораблекрушение, уничтожаемый, поглощаемый стремительным приливом ощущений, которые он не умеет распознать".[55] Он требует помощи, защиты. Кто лучше всего сделает это? Конечно, мать. Прижав его к своей груди, она частично возвращает его в прежние условия существования. Материнское тепло, биение ее сердца успокаивают ребенка, сообщая ему чувство безопасности.

Мать обеспечивает младенцу так называемый контакт-комфорт, имеющий огромное значение для всей его последующей жизни. Этот контакт-комфорт - первичный источник положительных эмоций. Ощущение комфорта и безопасности, исходящее от матери - немаловажный фактор установления бондинга.

После рождения ребенка должна быть активизирована его соматосенсорная система. У многих животных это достигается вылизыванием матерью своих только что родившихся детенышей. Э.М.Рутман и Н.В.Искольдский отмечают, что "значительные нарушения поведения и эмоциональности возникают от того, что соматосенсорная система (как и любая другая), будучи лишена нормального притока импульсов, становится аномально возбудимой." Кроме того: "…именно кожно-мышечные ощущения в первый период после рождения являются основным источником впечатлений, в которых окружающий мир представлен детенышу, и основным источником положительных эмоций." [56] Контакт с матерью обеспечивает этот "нормальный приток импульсов". Нарушить этот первый контакт - значит разрушить бондинг.

Сегодня ураган рождения для новорожденного сменяется новым ураганом - ранним пережиманием пуповины, ярким светом лампы, шлепками по ягодицам с целью вызвать крик, грубым отсасыванием жидкости из носа и рта, растягиванием для измерения роста и т.д. Вместо ощущения материнской кожи - резиновые перчатки акушера, вата, снимающая первородную смазку. И сразу в пеленки. В неподвижность. Без матери.

Отношения бондинга побуждают мать чувствовать и удовлетворять естественные потребности ребенка, что является условием его развития. Потребность в любви и ласке, потребность в материнском тепле - одна из главнейших. Удивительно выглядит сегодняшняя мать, терзающаяся сомнениями - брать или не брать ребенка с собой в постель, напичканная глупостями про "неправильное сексуальное воспитание".

Бондинг - важное условие формирования положительных личностных качеств. "Привязанность к матери - необходимая фаза в нормальном психическом развитии детей, в формировании их личности. Она способствует развитию таких социальных чувств, как благодарность, отзывчивость и теплота в отношениях, то есть всего того, что является проявлением истинно человеческих качеств." [57]

Однако следует различать отношения бондинга и просто привязанности. Привязанность матери и ребенка существует в любом случае, бондинг - нет. Бондинг - нечто большее, чем привязанность. "При привязанности не воспринимаются тонкие или интуитивные сигналы, предшествующие физическому событию, а всегда осознаются после факта".[58] Бондинг - способность течь с событиями на предсказательном, упредительном уровне. Привязанность - попытка анализировать, предсказывать вероятность. "Бондинг использует привязанность так же, как разумность использует интеллект".[59]

Отношения между матерью и ребенком в раннем младенчестве - это запечатлевающаяся в ребенке модель его дальнейших отношений со всей действительностью. Встречая любовь, внимание к своим нуждам, удовлетворение своих естественных потребностей, ребенок учится воспринимать мир как свой родной дом. Если его любят, он учится этой любви. Если чувствуют его потребности, он учится чувствовать потребности других. Воспринимая уверенность матери, он получает чувство безопасности, а вместе с ним формируется уверенность в себе, в своих возможностях. Если естественные потребности ребенка не удовлетворяются, если он не встречает достаточно любви, если ему постоянно передается беспокойство и неуверенность матери, он учится воспринимать мир как нечто холодное, глухое к его потребностям, враждебное, опасное, непредсказуемое, где никогда нельзя быть в чем-то уверенным. Такой мир - плохой дом, в нем надо выживать, добиваться самого элементарного, жизнь - это борьба за существование.

"Поскольку многочисленные данные говорят о том, что именно от раннего опыта во многом зависит развитие мозга, можно предположить: соотношение положительных и отрицательных эмоций в раннем детстве скажется на том, каково будет в-последующем соотношение нервных структур, командующих теми и другими эмоциями. Что-то вроде обучения радости и удовольствию… Достаточное развитие в раннем возрасте структур удовольствия предотвращает слишком сильное последующее развитие структур страха и агрессивности…", - отмечают Э.М.Рутман и Н.В.Искольдский.[60] "Мозговые структуры, обспечивающие состояние удовольствия, и структуры, связанные с состоянием ярости, страха и депрессии, антагонистичны, находятся в отношении "или-или".[61]

Только соотношение бондинга закладывает основы экологического мышления. Только представление о мире как о своем доме, ощущение единства с ним приводит к жизненной гармонии. Ощущение этого единства определяется бондингом. Отношение бондинга с матерью дает отношение бондинга с миром, непосредственное его чувствование, интуитивное восприятие.

Простое отношение привязанности не дает этого интуитивного чувствования, которое в дальнейшем вынуждено компенсироваться интеллектом. Интеллект становится главным инструментом осознания мира. На этом построена вся наша культура. Попробуйте, однако, понять новорожденного интеллектом. Возможно, вы тоже придете к выводу, что его лучше отделить от матери.

Современное отношение к деторождению и раннему младенчеству приводит к тому, что из поколения в поколение мы теряем отношения бондинга, оставляя лишь одну простую привязанность. Это сказывается на характере взаимоотношений людей друг с другом, с природой, формируя современную культуру. Но хотя бондинг имеет биологическую основу, следут всегда помнить, что человек обладает огромной созидающей силой - своим сознанием. Сознательное родительство, осознание миссии родительства и сущности ребенка - это процессы, тесно связанные с переосознанием своей жизни вообще. Это переосознание создает предпосылки для бондинга. Связь между матерью и ребенком есть всегда. И даже в самых неблагоприятных условиях (например, при разлучении матери и ребенка) своим отношением, должным психологическим настроем, своим духовным состоянием мать может наполнить эту связь нужным содержанием.



[1] Перинатальный период - период времени, охватывающий последние месяцы беременности, роды и послеродовой период. Мы будем понимать этот термин расширительно, т.е. включать сюда весь период беременности, роды и первое время жизни младенца, вплоть до 1 года.

[2] Фрустрация (от лат. frustratio - обман, неудача) - психологическое состояние, возникаюшее в ситуации разочарования, неосуществления цели, потребности (прим, ред.).

[3] Пренатальный период - период беременности.

[4] См. по этому поводу: Этнография детства. Традиционные формы воспитания детей и подростков у народов Южной и Юго-Восточной Азии. М., 1988.

[5] См.: Ф.Б.Я.Кёйпер. Труды по ведийской мифологии. М., 1986.

[6] Л.Аршавский. Наблюдения над детьми в современной психобиологии. Новые идеи в философии. Спб., 1913.

[7] Marsden Wagner. The medicalisation of birth. Birth matters. Issues and alternatives in childbirth. London, 1986. P.14.

[8] M.Я.Студеникин. Книга о здоровье детей. М., 1986. С.20.

[9] В. М. Чимаров. Первый год жизни ребенка. М., 1989. С.3.

[10] См.: Having а baby in Europe. Report on study. Public Health in Europe 26. WHO, Regional Office for Europe. Copenhagen, 1985.

[11] См.: Perinatal health services in Europe. Searching for better childbirth. WHO, Regional Office for Europe. Copenhagen, 1986.

[12] А.И.Брусиловский. Жизнь до рождения. М., 1984. C.1O5.

[13] Там же. С.106.

[14] Verny T., Kelly I.The secret life of the unborn child. N-Y., l981.

[15] А.И.Захаров. Как предупредить отклонения в поведении ребенка - М., 1986. C.17.

[16] Там же.

[17] См.: S.Grov. Realms of the human unconscious. N-Y., 1976.

[18] David В. Chamberlain. Consciousness at birth: a review of the empirial evidence. 1983.

[19] А.Ю.Ратнер. Родовые повреждения нервной системы. Казань, 1985. С.4.

[20] Н.П.Дубинин. Что такое человек. М., 1983. C.15.

[21] И.Мюллер. Моя система для детей. М., 1928. С.6.

[22] А.И. Захаров. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. М., 198б. С.9.

[23] Ятрогенные заболевания - вызванные неумелым обращением врача с пациентом, приводящим к внушению болезненного состояния.

[24] А.Ю.Ратнер. Родовые повреждения нервной системы. Казань, 1985. С.21.

[25] А.И .Захаров. Как предупредить отклонения в поведении ре6еика.С.18.

[26] См.: The Birth Primer / A source book of traditional and alternative methods in labor and delivery.

[27] См.: А.Ю.Ратнер. Родовые повреждения нервной системы. Казань, 1985.

[28] См.: Barbara Keller. Some medical impliations supporting water birth // Вkm. Sondra Ray. Ideal Birth., 1985.

[29] Cм. M.Odan. Birth Reborn. N-Y., 1985.

[30] См..: M.Klaus, J.Kennell. Maternal - infaht bonding. St.Louis: C.V.Mosby., 1976.

[31] Ф.Лебойе. За рождение без насилия. Пер. М.Х.Разенковой. М., 1988. C.3.

[32] M.Odan. Primel Health. London, 1986.

[33] M.Odan. Primel Health. London, 1986.

[34] Для примера приведем точку зрения, согласно которой попадание большого количества медикаментов в кровь ребенка при его рождении является фактором, способствующим появлению во взрослом возрасте склонности к алкоголизму и наркомании.

[35] В.С.Ротенберг, С.М.Бондаренко. Мозг, обучение, здоровье. М., 1989. С.23.

[36] Там же. С.12.

[37] См.: M.Odan. Primel Health. London, 1986.

[38] И.А.Аршавский. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития. М., 1982. С.105.

[39] И.А.Аршавский. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития. С.47-48.

[40] Там же

[41] И.А.Аршавский. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития. С.49.

[42] А.Ю.Ратнер. Родовые повреждения нервной системы. Казань, 1985. C.21.

[43] И.А.Аршавский. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития. М., 1982. С.73.

[44] И.А.Аршавский. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития. С.92.

[45] Ф.Лебойе. За рождение вез насилия. М., 1988. С.12.

[46] С.В.Ковалев. Психология семейных отношений. М., 1987. С.72.

[47] А.И .Захаров. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. М., 1986. С.18

[48] Там же.

[49] Ф.Лебойе. За рождение без насилия. С.4.

[50] А.И.Захаров. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. С. 18.

[51] От англ. bond - связывать, соединять.

[52] J.Ch.Pierce. Magical Child Matures. P.27.

[53] J.Ch.Pierce. Magical Child Matures. P.27.

[54] Там же. С.28.

[55] Ф.Лебойе. За рождение без насилия. М., 1988.

[56] Э.М.Рутман, Н.В.Искольдскии. Истоки радости. М., 1987. С.27.

[57] А.И.Захаро". Как предупредить отклонения в поведении ребенка. М., 1986. С.19.

[58] J.Ch.Pierce. Magical Child Matures. P.30.

[59] J.Ch.Pierce. Magical Child Matures. P.30.

[60] Э.М.Рутман, Н.В.Искольдскчй. Истоки радости. С.29.

[61] Э.М.Рутман, Н.В.Искольдскчй. Истоки радости. С.30.


Лена

Нет комментариев, а автор ждет... Поможешь?

Написать комментарий